Уровень безработицы - на спад

16 июня 2013 - Андрей

 Итоги прошедшего года позволяют говорить о позитивных результатах в социально-трудовой сфере и неплохих перспективах на ближайшее будущее. Уровень безработицы в области остается одним из самых низких среди регионов Южного федерального округа.

 Итоги прошедшего года позволяют говорить о позитивных результатах в социально-трудовой сфере и неплохих перспективах на ближайшее будущее. Уровень безработицы в области остается одним из самых низких среди регионов Южного федерального округа.

Более того, уже чувствуется нехватка профессиональных кадров. Станочники, сварщики, трактористы, слесари нарасхват. Возьмите Батаевск, 100-тысячный город, 80 предприятий, все на виду. Рабочие уже начинают бегать с предприятия на предприятие. Один чуть поднял зарплату, к нему ушли. Назревает новая проблема - дефицит рабочих кадров. Тому две причины. Первая - демографическая. Сегодня смертность в 1, 9 раза превышает рождаемость. Хотя будем надеяться, что прошлый год был переломным, рождаемость в области повысилась.

Вторая причина - это, конечно, низкая заработная плата. За деньги, на которые нельзя прожить, человек не будет весь день стоять у станка.

Проблему нужно решать и на федеральном, и на региональном уровне. Мы считаем, что федеральное правительство и законодатели должны выработать экономические механизмы, которые бы побуждали работодателей платить всем большую заработную плату. Сейчас же налог на заработную плату таков, что с каждого рубля зарплаты надо платить рубль налога. Правда, налоговая политика уже меняется.

Но и мы не сидим сложа руки. Для поэтапного приближения минимального размера оплаты труда к уровню прожиточного минимума в области широко используется социальное партнерство.

Подписали приложение по тарифному регулированию оплаты труда. В прошлом году определили: в рыночном секторе экономики нельзя платить зарплату ниже 40 процентов прожиточного минимума трудоспособного населения, то есть 600 рублей. Предложение поддержали работодатели - это почти 6 тысяч предприятий и законодатели. Цель достигнута. На большинстве крупных предприятий области фактическая минимальная заработная плата складывалась выше установленного государством размера и предусмотренного Приложением по тарифному регулированию оплаты труда. Например, на ОАО "Ростовский порт", ЗАО "Эмпилс", ЗАО "Ростовгазоаппарат", ЗАО "Донобувь" минимальная заработная плата составляла от 952 рублей до 1430 рублей. В Трехстороннем соглашении на 2002-2004 гг. предусмотрено довести минимальный размер оплаты труда к концу 2002 года до 60 процентов прожиточного минимума, к концу 2004-го - до 100 процентов.

Кроме того, договорились с работодателями, чтобы они не создавали новые рабочие места, на которых зарплата была бы ниже этого уровня, определенного в соглашении. Тарифные соглашения есть в каждой территории. Но что касается содержания соглашений и коллективных договоров, то здесь нужен качественно новый подход. Проверки показали, что содержание и выполнение коллективных договоров не отвечают требованиям федеральных законов. В них не всегда указываются величина минимальной заработной платы, виды стимулирующих и компенсационных надбавок и доплат, нет мероприятий по улучшению условий труда и подготовке кадров рабочих и специалистов.

Специалистам по труду настала пора обратить внимание на содержание коллективных договоров и соглашений с тем, чтобы они в большей степени учитывали интересы человека труда. С этой целью в 2001 году департаментом подготовлен новый макет коллективного договора. Это касается рыночного сектора.

Остается низким уровень оплаты труда работников бюджетной сферы. Но поскольку это компетенция федеральных органов власти, мы направили предложения в Минтруд России и Правительство России.

Одно из них заключается в том, что надо не индексировать тарифную ставку 1 разряда, а установить ее в размере, превышающем минимальную заработную плату, как это было в 90-е годы, хотя бы на 15- 20%.

На уровне области мы пытаемся решить проблему повышения оплаты труда в бюджетных отраслях путем развития платных услуг и других внебюджетных источников. Например, официально глава муниципального образования, если у него доходная часть бюджета получилась больше, чем планировалось, теперь имеет право "излишки" направить на повышение заработной платы работникам бюджетной сферы законным путем. Эта норма в соглашении существует второй год, и она работает.

В прошлом году все муниципальные образования области получили превышение доходов. Мы понимаем, что это инфляция дает повышение, но тем не менее деньги есть. И их теперь направляют не на строительство каких-то объектов, а на зарплату. Да, строить надо, но прежде надо народ накормить.

Не могу не остановиться на такой болезненной проблеме, как погашение задолженности по заработной плате перед "угольщиками". Самоликвидация, или закрытие нерентабельных, и выделение в отдельную компанию перспективных шахт сегодня признаны единственно возможным путем, позволяющим обеспечить погашение задолженности по заработной плате горнякам.

Другое важное направление нашей работы - развитие кадрового потенциала. Сегодня в области живут около 4, 3 миллиона человек. Трудоспособного населения - 1 миллион 800 тысяч. Работают чуть более миллиона 200 тысяч. Вопрос: что делают более полумиллиона человек? Мы ведь знаем, что столько незанятого населения быть не может. Хорошо, 300 тысяч - это военнослужащие, работники общественных и религиозных организаций, студенты, инвалиды и безработные.

Такова статистика. Но где же еще почти триста тысяч человек? Они все где-то работают - на рынках, в палатках, магазинах, ресторанах. Подсобное хозяйство держат. У нас это распространено. И вот мы сейчас пытаемся вместе с муниципальными органами власти, с нашими специалистами по труду точно определить, сколько же людей на самом деле не имеют рабочего места и сколько хотят работать. А сколько уже при деле. И это не только вопрос учета, это вопрос социальной политики. Необходимо прежде всего определить, сколько же нужно создавать рабочих мест и в каких отраслях, рабочих каких профессий надо готовить?

Мы видим решение проблемы в том, чтобы реализовать статью 303 Трудового кодекса. Там сказано, что теперь каждый работодатель - физическое лицо обязан заключить трудовой договор с наемными работниками. И это позволит нам выявить людей, которые до сегодняшнего дня были в "подполье". Задача на ближайшее время - зарегистрировать всех работодателей - физических лиц и найти такой экономический рычаг, чтобы легализовать их доходы хотя бы частично. Конечно же, ситуация тогда резко изменится. Во-первых, наемных работников можно будет защищать, потому что те, кто трудится в сфере услуг, сейчас бесправны. У них ни полиса нет, ни отпуска, ни больничного листа, тем более нет декретного отпуска. Там же 90 процентов - женщины. Это же матери. А мы говорим о демографии. Как она может родить, если ни социально, ни экономически не защищена. И вторая сторона - это налоги. Это дополнительные доходы, которые можно пускать на развитие производства, на создание нормальных рабочих мест.

Цель благая, но вот вопрос: кто должен заниматься регистрацией таких трудовых договоров? В статье 303 Трудового кодекса черным по белому написано - органы местного самоуправления. Хотелось бы знать, что имелось в виду? Местные власти расширить штат не могут. Специалистов по труду нашего департамента - по одному человеку в территории, только большие города имеют отделы по 3-5 человек. Налоговая инспекция? Она не орган местного самоуправления. Пенсионный фонд? Аналогично. Кто тогда?

Теперь обратимся к селу. Официально считается, что среднедушевой доход там составляет 960 рублей. Так это же не соответствует действительности. Никто ведь натуральные доходы в денежное выражение не переводит. А у нас на селе кто работает, живет сейчас прилично.

Мы в прошлом году пытались определить доходы от личного подсобного хозяйства. В управлениях сельского хозяйства многих территорий уже сейчас введена штатная единица муниципального служащего, который решает проблемы личного подсобного хозяйства. И мы хотим через них наладить этот учет.

Но определение доходов с личного подсобного хозяйства - тоже палка о двух концах. Нельзя терять чувство меры. Вспомните хрущевские времена, когда все облагалось налогами: курица, корова, даже яблони ходили считали. Проблема в том, что никто четко не определил, что такое личное подсобное хозяйство и сколько продукции нужно для личного пользования. Ждем методику Минтруда.

В нашей области, как и в других регионах России, социально-трудовых проблем много. Но главное, у людей появилась надежда на лучшую жизнь. Оживает производство, растут, хоть и медленно, доходы. Очень важно эту надежду в очередной раз не растоптать.

подорожание невыгодно никому, кроме самого правительства, которое пополнит госказну только за счет НДС на лекарства дополнительно на 10 миллиардов рублей.

Но это, как говорится, еще цветочки - производителям медикаментов теперь, помимо НДС, надо еще учитывать и новый налог на прибыль. За суетой вокруг 10-процентной ставки НДС о нем все как-то забыли. То есть формально его снизили до 24 процентов, но при этом отменили все льготы. В результате отечественные производители лекарственных препаратов вынуждены платить налоги в больших объемах, чем раньше. И потому еще накануне правительственного решения большинство из них повысили отпускные цены, заложив в них не только будущий НДС, но и отмененную льготу по налогу на прибыль от продажи лекарств из Перечня жизненно не обходимых и важнейших лекарственных средств, утвержденного Минздравом, что в среднем привело к росту цен на 30 процентов.

Аптекари в панике мгновенно взвинтили цены еще аж на 20 процентов. И тогда стали говорить об их "всероссийском сговоре". Хотя во всех странах, когда вырастают налоги, находятся люди, греющие на этом руки, и Россия - не исключение. Ведь у нас сегодня около трех тысяч перекупщиков. И если даже только каждый десятый из них, чтобы сорвать куш, использует рост налогов, подорожание будет очень заметным.

Депутат Госдумы, владелец фармацевтической империи "Ферейн" В. Брынцалов в "сговор" российских аптекарей категорически не верит. "С нового года я увеличил свои отпускные цены на 12 процентов из-за налогов, - сказал он. - Аптекари тоже свои налоги к цене на лекарства приплюсуют, они же не меценаты, а предприниматели. К тому же между ними существует жесточайшая конкуренция, так что байки про сговор - глупость, но они кое-кому выгодны. Пусть уж лучше государство честно признается, что захотело за счет больных разбогатеть на 400 миллионов долларов в год - такова цена новых налогов".

Больше всего, полагает президент ассоциации "Росфарма" А. Апазов, подорожает сырье, из которого делаются лекарства, большей частью поступающее из-за границы. Затем вырастут и цены на сами таблетки и инъекции. Между прочим, резкого, до 60 процентов, скачка цен следовало ожидать, хотя бы исходя из опыта стран СНГ, в частности Армении и Казахстана, которые недавно также ввели НДС на медикаменты. А затем произойдет передел фармацевтического рынка, потребующий от аптек и перепродавцов новых затрат, и он подтолкнет цены еще выше.

По прогнозам "Росфарма", рост цен на таблетки активизирует рост доли "серого" рынка в фарминдустрии. В то же время, как подтвердил А. Апазов, взлетевшие цены на лекарства большей частью являются спекулятивными. Впрочем, рынок, полагает он, в состоянии самостоятельно навести порядок. Сеть аптек, которой владеет он сам, активно демпингует. Если этим же займутся и другие крупные "игроки", их совместные действия и необходимость платить большие налоги приведут к сокращению числа оптовиков и банкротству "лишних" аптек.

Диаметрально противоположной точки зрения придерживаются владельцы частных аптек. В большинстве регионов, где погоду на лекарственном рынке делают пять-шесть крупных фармацевтических фирм, местные чиновники утверждают, что их легче контролировать. Но получается все с точностью до наоборот: крупные компании договариваются с местными властями и жонглируют ценами с прицелом на перспективу.

Согласитесь, монополистам фармацевтики ничего не стоит для отвода глаз завалить местный рынок лекарствами по демпинговым ценам. Такой красивый жест им выгоден, когда идет борьба за бюджетную "кормушку" - за право поставлять медикаменты в больницы. Но стоит лишь определиться победителю, тотчас же проделывается фокус со взвинчиванием цен.

Уже сегодня легко представить, в каком направлении "реструктурируется" рынок фармацевтики. По сравнению со старыми нормативами, когда одна аптека обслуживала до десяти тысяч человек, сегодня она в среднем обслуживает две тысячи. Увеличить долю на рынке крупным компаниям поможет правительство. Как заявила вице-премьер В. Матвиенко, правительство будет лишать лицензий аптеки, где торговая надбавка превысит 30 процентов. Если же правительство решит печатать на упаковке максимально возможную розничную цену либо стоимость на выходе с завода, то сократится и доля "серого" рынка. "Чтобы люди видели, на сколько накручена итоговая цена", - сказала она.

Но вряд ли это чисто популистское заявление вице-премьера скоро воплотится в жизнь. Во всем мире фарминдустрия приносит производителям колоссальнейшие прибыли, сопоставимые только с торговлей оружием. Во многих российских регионах власть давно уже срослась с крупным лекарственным бизнесом, который лоббирует свои интересы как через депутатов Госдумы, так и через чиновников в Правительстве РФ.

По подсчетам экспертов, каждая таблетка в России по пути от производителя до аптечного прилавка дорожает более чем на 80 процентов. Иногда навар перекупщиков достигает шести-, восьмикратных размеров. Сегодня, по неофициальным данным, в России насчитывается больше пяти тысяч посредников. Аптеки же и даже больницы закупают медикаменты не напрямую у производителей, а пользуются за хорошие "отступные" услугами перекупщиков.

Министр труда и социального развития А. Починок призвал налоговые органы принять меры против тех, кто наживается на болезнях людей, спекулируя лекарствами. Но с ценами сейчас такая чехарда, что целой армии контролеров в ней не разобраться. Даже в Комитете здравоохранения Москвы затрудняются ответить, насколько возросли цены в аптеках. Ведь с учетом налоговых новшеств "игрокам" лекарственного рынка, как уже упоминалось, на вполне законном основании надо закладывать в цены на лекарства, во-первых, 10-процентный НДС, во-вторых, налог на прибыль с продаж плюс (о чем почему-то никто не говорит) повышение тарифов естественных монополий на грузовые перевозки и электроэнергию.

Фармацевты и их лоббисты всеми правдами и неправдами добиваются сейчас отмены НДС. Только не верится, что заботятся они о больных гражданах. Ведь до нынешнего года они пользовались налоговыми льготами, но барыши в результате оседали в карманах аптекарей, чиновников и перекупщиков, а цены на медикаменты продолжали расти. И если российское правительство об этом знало, почему до введения налоговых новшеств не навело порядок? Ведь известно же, если цена на лекарство не зафиксирована документами "сверху", торговые надбавки могут быть сколь угодно высокими.

Российский менталитет, по-видимому, обречен искать ответы на традиционные вопросы: кто виноват и что делать? Крайних, как уже говорилось, правительство не найдет, потому что подорожание лекарств невыгодно никому, кроме самого правительства. Депутат Мосгордумы В. Присяжнюк, выступая в телеэфире, сказал буквально следующее: "Государство ввело налоговые новшества, но никаких разъяснений не было дано, на каком этапе прохождения лекарственного средства от производителя до потребителя эти налоги должны быть учтены в цене. По этой причине каждый участник фармацевтического рынка эти налоговые нормы применял по собственному разумению".

Так что же делать людям, вынужденным сегодня приобретать лекарства по баснословным ценам? Во-первых, покупать их следует, предварительно получив от врача рецепт. Если участковый терапевт или любой другой специалист станет убеждать вас, что те или иные таблетки продаются без рецепта, придется проявить настойчивость.Сохраняйте все чеки (или копии) вместе с рецептами на каждое приобретенное лекарство - это ваши финансовые документы.

Тогда через год вы сможете обратиться в свою налоговую инспекцию. В обмен на декларацию о доходах и всех расходах на медицинские услуги вам обязаны вернуть налоговые вычеты. При этом приобретенные препараты должны входить в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств, который каждый год утверждается постановлением Правительства РФ.

Но таким способом возмещения затрат на платные медицинские услуги и лекарства могут воспользоваться только работающие граждане. Единственное, за что ручаются чиновники, - от налоговых новшеств не пострадают льготники, имеющие право бесплатно приобретать лекарства. Таких людей в стране 40 миллионов. Ну, а как быть пожилым, страдающим "букетом" хронических болезней, но в число льготников не попавших? Этот вопрос остается открытым.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий