Укрощение строптивой

16 июня 2013 - Андрей

 Скандалы вокруг крупных организаций несут перемены не только, так сказать, главным героям - руководителям, но и статистам - рядовым труженикам, как правило, остающимся вне внимания телекамер и первополосных газетных материалов. Однако давно известно, что именно у них безвинно трещат чубы, когда паны дерутся, не важно, всерьез или играючи.

 Скандалы вокруг крупных организаций несут перемены не только, так сказать, главным героям - руководителям, но и статистам - рядовым труженикам, как правило, остающимся вне внимания телекамер и первополосных газетных материалов. Однако давно известно, что именно у них безвинно трещат чубы, когда паны дерутся, не важно, всерьез или играючи.

Контракт можно опротестовать с помощью суда

В мае 1998 года Вера Крылова пришла работать на телевидение. Не на какой-нибудь полусамодеятельный канальчик, а на лучший и первый - канал ОРТ, в рекламный отдел. Администрация заключила с ней, как и со всеми прочими сотрудниками, срочный трудовой договор. Ей объяснили, что на самом деле принимают ее работать постоянно и срочные договоры будут продлеваться. Для нее такое оформление особого значения не имеет, а компании удобнее по соображениям юридического характера. Вникать в суть этих соображений Вера не стала. Тем более все на ОРТ и вправду работали по срочным трудовым договорам и нисколько от этого не страдали.

Окончательно она успокоилась, когда в августе 98-го разразился кризис, отразившийся и на финансовых делах ОРТ, но не повлиявший при этом на продление договоров с сотрудниками. Потом договор с ней продлевался не раз, в ОРТ прошла реорганизация, иначе стало называться подразделение, где работала Вера, ее обязанности усложнялись, росла зарплата.

Периодически вокруг ОРТ поднимался шум, по шторма проходили по поверхности телевизионного моря, не проникая в глубины. И все-таки волна докатилась и до них. Сначала "ушли" начальника подразделения, потом замов. А потом как косой стали косить рядовых работников. Подходит дата окончания срочного трудового договора - извольте с вещами на выход.

И не поспоришь с отставкой, не спросишь объяснений, не пожалуешься в более высокие инстанции. Ведь срочный договор на то и срочный, что заключается на определенный срок. Формально - все по закону.

Однако с этим соглашались не все. Большинство, конечно, уходили безропотно, но были и считавшие, что с ними поступают несправедливо, и настроенные по-боевому. К ним принадлежала и Вера Крылова. Работу свою она делала хорошо, нареканий к ней никогда не было, при необходимости оставалась допоздна, выходила в выходные. За что же ее увольняют? Разъяснения кадровиков о специфике срочного трудового договора, заключенного с ней администрацией с ее добровольного согласия, доверия не вызывали. Тем более что уже были случаи, когда уволенные раньше сотрудники других служб ОРТ подавали на телекомпанию в суд и выигрывали иски. И Вера Крылова последовала их примеру.

В своем иске в суд она указала, что увольнение незаконно, и потребовала восстановить ее на работе, а также взыскать с телекомпании заработную плату за время вынужденного прогула, а заодно и компенсацию морального вреда, которую оценила в 10 000 рублей. Незаконность, с ее точки зрения, состояла в том, что работа в рекламных структурах на телевидении носит не срочный и временный, а постоянный характер. В ее обязанности входили контроль за монтажом внутрипрограммных и межпрограммных рекламных блоков и документальное оформление для выдачи их в эфир, что происходит, пока существует компания и пока она демонстрирует рекламу.

Работай Вера Крылова на ОРТ не с 1998 года, а с 2002-го, ничего бы она не добилась. Дело в том, что Трудовой кодекс РФ, вступивший в силу с 1 февраля 2002 года, значительно расширил сферу применения срочного трудового договора, в частности, в статье 59 указал, что такой договор может заключаться "с творческими работниками средств массовой информации". Конечно, с утверждением о творческом характере работы, выполнявшейся Верой, можно поспорить, но результат спора непредсказуем.

Но работала на телевидении Вера Крылова именно с 1998 года. А тогда действовал КЗоТ РФ, который жестко ограничивал заключение срочного трудового договора. Кратко прежнее правило его использования можно сформулировать так: "Для срочности нужны веские основания". И поскольку закон, по общему принципу юрисдикции, обратной силы не имеет, то конфликт между ОРТ и его работницей суд рассматривал по закону, действовавшему во время возникновения между ними трудовых отношений и даже на момент увольнения. То есть по прежнему КЗоТу РФ.

На суде представитель компании ОРТ пытался оспорить выдвинутые уволенной работницей требования, утверждая, что она не протестовала против заключения с ней срочного трудового договора, а значит, была сама в этом заинтересована.

Однако суд признал, что увольнение противоречит законодательству. Ст. 17 КЗоТа РФ предусматривала, что срочный трудовой договор или контракт заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, или интересов работника, а также в случаях, непосредственно предусмотренных законом. Работа истицы носила постоянный характер, ее должностные обязанности перед перезаключением контракта и после не изменялись. Ее работа в различных должностях носила не срочный, а постоянный характер, и наименование последних должностей было сходным с названием той, на которую она была принята первоначально. И всегда она занималась контролем за размещением рекламы на канале ОРТ, только со временем ее функции расширились. Как установил суд, после увольнения Крыловой ее должностные обязанности исполняют другие сотрудники, так как отсутствие указанного контроля ведет к срыву производственного процесса но выпуску телепередач в эфир.

Ссылку представителя ответчика о присутствии при заключении срочного договора якобы личных интересов истицы суд счел несостоятельной. По мнению суда, такая заинтересованность не доказана. Наоборот, при заключении срочного трудового договора работница шла на ущемление своих прав, поскольку теряла право на расторжение договора по собственному желанию, как предусматривал КЗоТ РФ.

Кроме того, подтвердилась информация истицы о том, что ее согласия на заключение срочного трудового договора никто никогда не спрашивал. Заключая договор с администрацией, она каждый раз заполняла заявление по предложенному ей образцу и на сроки, которые ей диктовались. Выбора, какой договор - срочный или на неопределенный срок - заключать, у нее никогда не было. Не оформившись по предлагавшейся ей форме, она фактически заявила бы о своем уходе.

Учитывая все обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что работница Крылова была уволена по п. 2 ст. 23 КЗоТа РФ без законных оснований. В соответствии со ст. 5 КЗоТа РФ заключенный с нею трудовой договор в части установления срока окончания договора признан недействительным. Приказ об увольнении руководству ОРТ предписано отменить.

В связи с этим по решению суда истице подлежит выплате средняя заработная плата за все время вынужденного прогула, так как она все это время нигде не работала. Исковые требования о возмещении морального вреда удовлетворены частично, вместо 10 000 присудили выплатить всего 500 рублей. Именно такая сумма, считает суд, соразмерна пережитым Верой Крыловой неприятностям. К убыткам телекомпании необходимо добавить уплату госпошлины в размере 1472 руб. 84 копейки.

Приведенная здесь история показывает, что КЗоТ РФ, столько лет служивший верой и правдой, и сегодня рано предавать забвению. Он продолжает регулировать трудовые отношения, происходившие до вступления в силу своего преемника. Рассматривая конфликты, берущие начало до 1 февраля 2002 года, суды обращаются к прежним правилам, даже если судебное разбирательство происходит лишь сейчас, а сами правила КЗоТа выглядят безнадежно устаревшими.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий