Украденные квартиры переселенцев

12 июня 2013 - Андрей

 Конечно, по идее, проблему вывоза людей из упраздненных поселков можно частично решить путем предоставления бюджетных субсидий на строительство или покупку жилья в других регионах. Есть соответствующий закон о жилсубсидиях выезжающим северянам, есть строчка в федеральном бюджете. 

 Конечно, по идее, проблему вывоза людей из упраздненных поселков можно частично решить путем предоставления бюджетных субсидий на строительство или покупку жилья в других регионах. Есть соответствующий закон о жилсубсидиях выезжающим северянам, есть строчка в федеральном бюджете. Однако именно этот вопрос вызывает сегодня обиду и недоумение у многих переселенцев. В 1998 году, когда положение с бюджетом было критическим, мы, понимая важность этой проблемы, заложили в бюджете 1, 2 миллиарда рублей на субсидии. В 1999-2001 годах финансирование этой строчки постоянно сокращалось, пока не дошло до смешной цифры - 350 миллионов рублей. В 2001 году Комитет по проблемам Севера добился, чтобы эта сумма была увеличена хотя бы до 500 миллионов. Затем были добавлены еще 600 миллионов рублей из дополнительных доходов бюджета.

Дополнительные доходы в прошлом году получены, однако по постановлению правительства все 600 миллионов направлены на субсидии жителям только одного населенного пункта - города Ленска в Якутии. Правительство говорит: какая разница, оттуда люди тоже переселяются. Извините, но ведь депутаты от северных регионов добивались увеличения финансирования этой статьи, потому что они имеют обязательства перед своими конкретными избирателями. Теперь, выходит, они обманули людей.Другой вопрос: почему правительство не обратилось в Госдуму за разрешением и самовольно распорядилось бюджетными средствами? Ведь это прямое нарушение закона о федеральном бюджете!

Тем не менее правительство продолжает ту же линию. Так, из бюджета 2002 года исчезла строка по финансированию президентской программы строительства в центральных регионах жилья для северян. Мы просили на нее 140 миллионов рублей, а не получили ни копейки. Давайте вдумаемся, что произошло: программа, которой придан статус президентской, прекращает свое существование по решению правительства! Может быть, надо было сначала президента спросить - согласен ли он отказаться от этой программы?

Хочу напомнить, что средства федерального бюджета предназначены для переселения самых незащищенных слоев - безработных, инвалидов, пенсионеров, а отнюдь не работников "Норильского никеля", "АЛРОС" или "Газпрома". Крупные корпорации уже давно решают и вопросы переселения самостоятельно. Так что сокращение бюджетных расходов на субсидии, ликвидация президентской программы - удар именно по тем, кто никогда не сможет выехать с Севера без помощи государства.

Всего на жилсубсидии северянам в бюджете нынешнего года выделено 762 миллиона рублей. Сущие крохи. Делаем простой расчет. Средний размер субсидии составляет 220 тысяч рублей. Значит, получить помощь смогут всего около 3, 5 тысячи семей переселенцев. Это на весь Север! А в одном только Норильске около 30 тысяч нетрудоспособных граждан, да еще 5 тысяч - в Таймырском АО. Если бы все средства на субсидии были переданы только Таймыру и Норильску, и то понадобилось бы 10 лет, чтобы обеспечить людей. Но поскольку деньги распределяются на все регионы, ныне вставший на очередь пенсионер, инвалид или безработный должен ждать своей субсидии лет 30. Да он просто не доживет до этого светлого часа.

К сожалению, сегодня в обществе сложилось убеждение, что, выделяя жалкие средства на поддержку северян, государство оказывает им невиданные благодеяния. Это абсолютно неверно. Мы дружно забыли о том, что до 1 января 1992 года большинство жителей Севера не нуждались в помощи государства. У каждого, кто проработал здесь 10- 15 лет, были хорошие накопления в гострудсберкассах. И государство гарантировало сохранность вкладов. Этих денег было достаточно, чтобы семья могла обзавестись кооперативной квартирой, машиной и мебелью.

В 1992 году само же государство в одночасье лишило северян такой возможности. Если называть вещи своими именами, людей просто ограбили, украли у них квартиры, машины, достаток. Вот почему жилищные субсидии - это не подачка, не льгота, а попытка хоть частично вернуть северянам то, что у них отняли.

По моему глубокому убеждению, мы должны защитить людей, пострадавших от бездумной северной политики государства, точно так же, как защищаем жертв стихийных бедствий, землетрясений, наводнений. Север - не место для экспериментов на выживаемость.

Уперлись в потолок

Главным достоинством современной пенсионной системы считается ее страховой характер. Размер будущей пенсии теперь прямо зависит от того, сколько человек зарабатывает и сколько страховых взносов в ПФР перечисляет за него работодатель. Однако далеко не все граждане знают, что страховые взносы во внебюджетные фонды отчисляются не со всего объема заработка, а только с четко ограниченной суммы. Если вы зарабатываете больше установленного предела, то с суммы превышения пенсионные права не формируются.

В прошлом году она равнялась 415 тысячам рублей в год. Начиная с 2011 года и в дальнейшем предельную величину заработка будет устанавливать Правительство РФ (соответствующие поправки в Закон N 212-ФЗ были внесены в октябре 2010 года). В своем постановлении от 27 ноября 2010 г. N 933 правительство определилось с облагаемым пределом на 2011 год - он составит 463 тысячи рублей в отношении каждого физического лица нарастающим итогом с начала года.

Данная сумма выведена путем индексации в 1,1164 раза предельной базы, применявшейся в 2010 году. 463 тысячи - это много или мало? Почему именно столько? Как отмечают в Минздравсоцразвития, годовую зарплату в размере до 463 тысяч рублей (или 38 583 рубля в месяц) сегодня получают примерно 80 процентов россиян, поэтому на уровне их пенсии данное ограничение никак не отразится.

Однако некоторые представители пенсионного сообщества полагают, что установление "потолка" зарплаты нарушает социальную справедливость по отношению к работникам, чей труд оплачивается выше среднего. Их индивидуальный коэффициент замещения искусственно занижается. Представители РСПП предлагают установить плоскую шкалу тарифа взносов в страховые фонды со всего объема зарплаты работника, но при этом несколько снизить сами тарифы. Президент фонда "Центр стратегических разработок" Михаил Дмитриев полагает, что ограничения допустимы, но надо поднимать величину страхуемого заработка: "Проблема людей со средними и высокими доходами в том, что гарантированная государством пенсия по сравнению с их заработком ничтожна. Для них выход на пенсию - падение в нищету".

Не вдаваясь в профессиональные споры, отметим, что ограничение заработной платы для взимания страховых взносов существует в большинстве пенсионных страховых систем мира. Оно было и в советское время, только вводилось другим порядком - путем установления "потолка" пенсии: ее максимальная сумма не могла превышать трех минимальных пенсий. В период действия ЕСН (до 2010 года) также были установлены ограничения в виде регрессивной шкалы налогообложения. С годового дохода до 280 рублей единый соцналог взимался по полной ставке - 26 процентов, с заработков от 280 до 600 тысяч рублей - по ставке 10 процентов, свыше 600 тысяч рублей - 2 процента.

Что же остается делать людям, чьи зарплаты "уперлись в потолок"? Как обеспечить достойную старость за счет той части заработка, которая выходит за рамки страхуемой суммы в 463 тысячи рублей? Худо ли бедно, но действующее законодательство предлагает несколько решений.

Во-первых, граждане могут вступить в программу государственного софинансирования пенсионных накоплений, которая действует в России с 2009 года. В этом случае их добровольные взносы в пределах от 2 до 12 тысяч в год будут удваиваться за счет дополнительных взносов со стороны государства. Если работодатель изъявит желание участвовать в программе софинансирования, то сумма взносов может и утроиться. Другой вопрос - - насколько успешно будут инвестироваться эти средства, дадут ли они в старости весомую прибавку. Это зависит не только от того, какой управляющей компании или негосударственному пенсионному фонду человек доверит свои накопления, но и от общей экономической ситуации в стране.

Во-вторых, прирастить пенсию можно, участвуя в различных программах негосударственного пенсионного обеспечения, которые реализуют НПФ, или в корпоративных пенсионных системах - если повезло работать в организации, где такие системы созданы.

В-третьих, если человека не привлекает ни один из этих вариантов, он может воспользоваться традиционным способом накопления - открыть счет в кредитной организации и перечислять туда часть ежемесячного заработка. По оценке многих специалистов, сегодня это наиболее реальный способ сохранения денег, которые впоследствии можно использовать для обеспечения более высокого уровня жизни в старости.

В-четвертых, можно самому стать инвестором и самостоятельно вкладывать часть личных средств в различные финансовые инструменты, в паевые инвестиционные фонды, в акции предприятий. Можно инвестировать в недвижимость. А можно воспользоваться довольно любопытным советом видного экономиста Михаила Хазина: приобретать золотые слитки. Но этот совет актуален, скорее всего, для узкого круга работников.

В любом случае всем нам надо понимать: сколько бы мы ни зарабатывали, размер трудовой пенсии, формируемой в рамках государственной системы пенсионного страхования, всегда будет невысоким и в значительной мере уравнительным. Так устроена наша система. Такое сегодня время, такое у нас государство, что людям рассчитывать надо только на самих себя. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий