Одиночество без адреса

10 июня 2013 - Андрей

 Чтобы инвалиды перестали чувствовать себя ущербными, здоровые люди должны относиться к ним без жалости и снисхождения, как к равным, просто имеющим свои особенности. Задача как будто несложная, но от ее решения мы очень далеки. С начала жизни ребенок-инвалид мучается вопросом: почему он не может играть в футбол, плавать, кататься с горки с другими детьми?

 Чтобы инвалиды перестали чувствовать себя ущербными, здоровые люди должны относиться к ним без жалости и снисхождения, как к равным, просто имеющим свои особенности. Задача как будто несложная, но от ее решения мы очень далеки. С начала жизни ребенок-инвалид мучается вопросом: почему он не может играть в футбол, плавать, кататься с горки с другими детьми? Хорошо, если рядом с ним есть любящие, разумные родители, которые помогают правильно выстроить отношения с окружающим миром, не озлобиться, не отвернуться от него. Но из ста семей с детьми-инвалидами 86 - неполные, потому что отцы часто не выдерживают обрушившейся на них ответственности, уходят из семьи, и ребенка воспитывает одна мать. Раньше таланты оставались невостребованными. Помню, как мне пришлось уйти с четвертого курса юридического факультета МГУ, так как обучение для инвалидов было прекращено. Власть закрыла инвалидные артели. И я полтора десятка лет трудился надомником - делал вилки и розетки.

Теперь совсем другое дело. Любому инвалиду открыта дорога к высшему образованию, создан специальный институт для инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата. В Москве действует закон о квотировании рабочих мест для инвалидов, поэтому нет проблем с трудоустройством. Вступил в силу городской закон о безбарьерной среде, предусматривающий не только обязательное оснащение публичных мест пандусами и подъемными устройствами для инвалидных колясок, но и ответственность для тех, кто игнорирует это требование. Наконец, существует (федеральный закон о социальной защите инвалидов, где прописаны права людей с ограниченными возможностями в самых разных областях.

На мои взгляд, реальных, объективных преград для самореализации у инвалидов нет. Имеешь стремление стать человеком, построить свою судьбу - вперед, были бы желание и воля. Но как раз этого у многих и не хватает. На улице шагу не ступишь, чтобы не наткнуться на безрукого или безногого попрошайку, газеты и телевидение заполняют душераздирающие материалы о загубленных жизнях увечных, неполноценных сограждан.

Подтверждаю, такие среди инвалидов действительно есть, и их немало. Но не потому что их кто- то обижает. Их обделенность кроется в них самих. Они привыкли с детства выступать в роли убогих и не хотят от нее отказываться. Они не желают трудиться, брать на себя ответственность за самих себя. Им удобнее представлять, что другие им должны за то, что здоровы, требовать от них помощи, жить на подачки и постоянно ныть. Как председатель городской общественной организации инвалидов сталкиваюсь с этим постоянно.

Обращается к нам молодой человек, жалуется на заброшенность, одиночество. Пытаемся вовлечь его в общественную работу - полная апатия. Предлагаем заняться спортом, познакомиться с теми, кто потянул бы его за собой, - нет результата. Наконец, устраиваю его на приличную работу, с хорошим заработком, с обучением тут же, на месте. Он походил на нее несколько дней и пропал. Оказывается, у него с утра было плохое настроение, он решил удушить его алкоголем и "загудел". Потому что ответственность на нуле, полагает, что ему все простят за его болезнь. Перевоспитывать 25-летнего мужчину не считаю нужным, пора ему заниматься этим самому. Хочет нить одеколон и прикрываться депрессией - его выбор. И в этом выборе виноват он сам, а не отсутствие пандусов у Большого театра.

Рядом другой пример. Семнадцатилетний мальчик, без рук, ноги не ходят, говорит плохо. Но какая светлая голова, и какая сила воли в немощном теле. Отлично закончил школу, поступил на юридический факультет. Работает на компьютере пальцами ног. Но несчастным себя не чувствует. Такой не пропадет.

Знаю инвалидов, которые своей инвалидностью спекулируют, размахивают удостоверением, выбивая блага. Причем среди них есть и те, кто инвалидность купил. А как может быть иначе, если ко мне па прием самостоятельно приходит человек, значащийся по документам как лежачий, за которым предполагается постоянный уход. Кстати, деньги, затраченные па покупку инвалидности, окупаются за полгода только путем продажи бесплатно выделяемых инвалиду лекарств.

Вообще, по моему мнению, система государственной социальной помощи инвалидам строится в принципе неверно. Задумаемся: уже каждый пятый россиянин -инвалид, каждый третий ребенок рождается с патологией. Экология ухудшается, происходят технгенные катастрофы - качество жизни неуклонно снижается. Что нас ждет дальше? А то, что, если большинство инвалидов так и будет просить, а не зарабатывать, страна из нищеты не вылезет -все будет уходить на иждивенцев общества.

Сейчас ко всем инвалидам одинаковый подход - пенсии, льготы, продуктовые наборы. Но они же больны не одинаково. Есть язвенники, сердечники, а есть онкологические больные, есть с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Это далеко не одно и то же. У меня самого мать - инвалид, у нее астма в тяжелой степени. Так она признается: наши возможности несравнимы, так как она при своем недуге может себя обслуживать, а я - нет. Различны затраты на разные категории больных: дороже всего обходятся онкологические, так как цены на необходимые им лекарства безумно высоки, и опорники, нуждающиеся в дорогостоящем оборудовании.

В связи с этим было бы целесообразно разделить армию инвалидов на тех, кто страдает стойким нарушением функций организма, и на тех, у кого инвалидность, физическая или умственная, ярко выражена. И государственные деньги тратить адресно, подразумевая, что на поддержку больного с определенным заболеванием выделяется и определенная сумма. Какая - тщательно просчитать. И пусть деньги больной тратит сам на что считает нужным -на лекарства или, может быть, на платную операцию. Они могут перечисляться ему, допустим, на персональную дисконтную карту, ограниченную областью действия - оплата медицинских препаратов и услуг. Если же получатель денег на лечение купит в аптеке спиртовую настойку и все пропьет, виноват сам.

Есть у обсуждаемой проблемы еще одна деликатная сторона. Я не шовинист, но должен отметить, что среди московских инвалидов все больше становится приезжих, преимущественно той самой "кавказской" национальности. Раньше из полусотни человек, приходящих на прием, таким был один, теперь уже десять. Коренные жители Москвы при всей возможной напористости требуют в основном бытовой помощи. Осевшие в столице за последние несколько лет идут гораздо дальше. Недавно один такой инвалид, еле подбирая русские слова, пришел добиваться гаража. Видите ли, ему трудно в финансовом отношении: дядя цветы будет на продажу привозить, и нужно где-то расположиться. Прожив в столице без году неделя, новоявленные инвалиды прописывают аксакала на костылях и приводят его ко мне как аргумент для получения квартиры, машины. Причем в карте записи сделаны не по-русски, ничего не поймешь. Но и не выгонишь - москвичи, имеют право. А за чей счет, спрашивается?

Высказанные идеи о переходе социальной защиты инвалидов на адресные принципы уже рассматриваются в рамках работы над городским законом об индивидуальной реабилитации инвалидов.

Следовало бы к этому добавить изменение порядка предоставления гуманитарной помощи из-за рубежа и помощи от Красного Креста. Возможно, как-то централизовать их и тоже распределять адресно. А то есть "боевые" инвалиды, которые так и ходят из районной управы в Красный Крест, выискивая, где что им подкинут. Причем среди них полно молодежи. А ничто так не развращает, как бесплатные подачки.

Помню, как мы начинали создавать первые объединения инвалидов. Сбросились с полученной пенсии и купили одному из наших телевизор, в следующий раз другому ~ радиоприемник. Знали, что никто нам ничего за "так" не даст, рассчитывать нужно только на себя. И рассчитывали, и становились достойными людьми. Был энтузиазм, было братство, стремление помочь друг другу. Объединение помогало нам жить.

Теперь таких отношений почти не осталось. Все стали грамотными, знают свои права, где и как их добиваться. Но дух коллективизма улетучивается, на первое место выходит эгоизм - "я", "мне", "дай". Объединение большинство рассматривает как средство для получения тех или иных социальных и материальных благ. Нормой стали иждивенчество, потребительство. Вдруг открылось: быть инвалидом - по-своему выгодно, значит, надо пользоваться.

Эту практику необходимее ломать. Люди, не важно, какие - больные или здоровые - должны усвоить: никто им ничего не должен. Права закон даст, а чтобы их реализовать, надо самим как следует потрудиться. К счастью, такие люди, нетребовательные, работящие, тоже есть. Но энергичные пройдохи их обходят. Поэтому и нужна законодательно утвержденная адресность. Тогда не будут проходимцы с инвалидными удостоверениями спекулировать па одной общей болезни. Ведь болезни у всех - разные.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий