Люди на вечной мерзлоте

12 июня 2013 - Андрей

 Всем памятна эпоха "молодых реформаторов", заявлявших, что северные территории слишком дорого обходятся России и потому всякую деятельность там надо сворачивать, а людей вывозить в центральные регионы. Казалось бы, времена теперь другие. Но государственная поддержка северных регионов из года в год сокращается, сотни населенных пунктов внесены в ликвидационный список, а переселенцы годами ждут квартир "на материке

 Всем памятна эпоха "молодых реформаторов", заявлявших, что северные территории слишком дорого обходятся России и потому всякую деятельность там надо сворачивать, а людей вывозить в центральные регионы. Казалось бы, времена теперь другие. Но государственная поддержка северных регионов из года в год сокращается, сотни населенных пунктов внесены в ликвидационный список, а переселенцы годами ждут квартир "на материке".

Поселки-фантомы

Справедливости ради нужно сказать, что сегодня в поселках, подлежащих ликвидации, нет того отчаянного положения, какое было еще два-три года назад, в период катастрофического обвала с обеспечением Севера. Тогда, к примеру, из поселков Магаданской области среди зимы на вертолетах МЧС эвакуировали людей, потому что в 50-градусный мороз жители оказались без тепла и электричества. Или в пургу доставляли на бензовозах мазут в чукотский поселок Мыс Шмидта, который был "упразднен" и снят с обеспечения, а люди в нем остались.

Местные власти научились сводить к минимуму число подобных ЧП, но сама проблема не исчезла. А проблема крупная: до конца 2002 года предполагается закрыть 330 поселков с населением около 150 тысяч человек. И до сих пор нет ясности, кто и на какие средства должен переселять людей, компенсировать им утраченное жилье и имущество, помогать устроиться на новом месте.

Населенные пункты на Севере закрывались и в годы советской власти, но никакой трагедии не происходило. Что же случилось сейчас? Иллюстрацией может служить история с поселком Алыкель. В начале 90-х годов в России появилась новая военная доктрина. В соответствии с ней в район Норильска из Карелии был переброшен полк истребительной авиации для защиты от нападения с севера. Для размещения летчиков и техников недалеко от норильского аэропорта "Алыкель" построили поселок из нескольких девятиэтажных домов.

В этих домах ни одного дня не жил ни один человек. Когда прибыли самолеты, выяснилось, что по условиям местности здесь невозможно применять авиацию. Всю зиму МИГи-23 простояли на аэродроме, только хвосты из-под снега торчали. Сам полк перебазировали в Канск, на юг Красноярского края. Весной самолеты снялись и улетели. А с поселком до сих пор не знают, что делать. Он остался стоять в тундре, как призрак. Котельная, электростанция, жилые дома...

Но самое печальное в другом. Для строительства и жизнеобеспечения поселка в этом районе содержался целый строительный батальон. Вокруг него также возникло жилье. Теперь жители поселка, а это бывшие работники военного ведомства, в буквальном смысле слова свалились на плечи органов местного самоуправления, которому никто не дает денег на их переселение.

Подобные ситуации на Севере - не редкость. Региональные власти доказывают, что в большинстве случаев проблема ликвидации поселков возникла из-за расформирования или перевода воинских частей, вывода исправительно-трудовых учреждений, изменения технологии связи, закрытия предприятий федерального значения. В свое время людей поселили здесь для решения государственных задач, теперь же их судьбой вынуждены заниматься органы местного самоуправления, хотя, по сути, это компетенция федеральных органов. Правительство РФ, в свою очередь, не торопится забивать голову проблемами "ликвидированных", ссылаясь на отсутствие законодательной базы.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий