Бабушкина квартира

3 июня 2013 - Андрей

 Яблоком раздора для матери и дочери стала маленькая двухкомнатная квартирка в одном из подмосковных поселков. Оспаривая друг у друга права на нее, они стали врагами.

 бабушкина квартира

Яблоком раздора для матери и дочери стала маленькая двухкомнатная квартирка в одном из подмосковных поселков. Оспаривая друг у друга права на нее, они стали врагами.

В квартире прописаны трое: Пелагея Сергеевна Артамонова, ее внучка Оксана и правнук Коля, сын Оксаны. Бабушке 90 лет. Она плохо ходит и совсем не видит. Вся жизнь ее протекает в тесном пространстве - комнате с диваном, где она спит и ест. Но ухаживает за ней не Оксана - она живет совсем в другом месте, в московском микрорайоне Орехово-Борисово, в квартире мужа. Рядом с престарелой женщиной неотлучно находится ее дочь, мать Оксаны, Алла.

... Жизнь сурово обошлась с Аллой Артамоновой. Еще не научившись ходить, она стала дочерью врага народа. Отец, заместитель директора Московского авиационного завода, пошел в 1941 году на фронт добровольцем. Насмотревшись на невооруженных, необученных, разутых и раздетых бойцов, он написал Сталину о том, кого отправляют воевать. "Писателя" расстреляли. Его семью выселили из московской квартиры. Пелагея Сергеевна и маленькая Алла стали бездомными. Впрочем, не Алла - Аня. Аллой ее позже назвал и дал свою фамилию отчим, которого встретила на своем жизненном пути мать. Девочка полюбила его и считала отцом.

В поселке Развилка Ленинского района Московской области семья Артамоновых обосновалась еще в 1951 году. Отец трудился на опытном заводе ВНИИГАЗа, мать занималась домашним хозяйством. Маленькая Алла бегала с подружками в поселковую школу. Жили дружно. После коммуналки маленькая квартирка казалась раем.

...Первое замужество вспоминать не хочется.Выгнав гуляку-мужа, Алла осталась с родителями и маленькой Оксаной на руках.

Второй брак обещал быть счастливым. Заезжий строитель из Татарии был скромным и обходительным. "Езжай с ним, дочка, - напутствовали мать и отец. - На новом месте новую жизнь построишь".

Дорога была дальняя, в Альметьевск. Ехали на новое место, где предстояло обустроиться. "Зачем ребенка с собой брать, оставьте Оксаночку нам, а как жизнь наладите, заберете", - посоветовали мать и отец. Было тогда девочке 7 лет. Но у бабушки и дедушки она пробыла значительно дольше, чем предполагалось перед маминым отъездом. Старики так привязались к внучке, что не хотели с ней расставаться. К тому же семейная жизнь мамы опять дала трещину: заезжий "скромник" оказался дебоширом и пьяницей. Жить с ним было невмоготу. Через 7 лет Алла вновь осталась одна. Тогда и приехала к ней Оксана. К тому времени у нее уже была сводная сестренка - Альбина.

Взаимоотношения сестер складывались сложно. Мать до сих пор с содроганием вспоминает, как откачивали на берегу реки Альбину после того, как в очередной Оксанин приезд они с сестрой пошли купаться: Оксана попыталась ее утопить. Младшую сестру она всячески третировала, обижала. Видя такую ненависть, родители Аллы долго не решались отправлять девочку к матери на постоянное жительство. Наверное, и не отправили бы, не вмешайся школа. Учителя написали Алле, что бабушка и дедушка не справляются с Оксаной. В седьмом классе у нее резко снизились успеваемость и дисциплина, перевести ее в восьмой невозможно.Что с ней делать: оставлять на второй год?

Оксана приехала к матери, но и здесь вела себя не лучше. Алла хлебнула с ней горя. Память о том времени - искалеченные пальцы на левой руке. Трудно было одной кормить двоих детей. Чтобы больше зарабатывать, пишущую машинку в машбюро (Алла всю жизнь работала машинисткой) пришлось поменять на пресс в заводском цехе. После очередной неприятности со старшей дочерью не заметила, как во время работы пальцы попали под удар...

Говорят, воспитывай ребенка, пока он поперек лавки лежит. Со взрослой дочерью Артамонова справиться не смогла. Промучившись с ней шесть лет, она стала слезно умолять родителей взять девушку к себе - Оксане шел уже 20-й год. Как рассказывает Алла, старшая дочь стала совершенно неуправляемой. Нужно было срочно вытащить ее из плохой компании, лишить привычного окружения. Дедушка с бабушкой согласились. Потом Оксана вышла замуж и переехала к мужу. Старики остались одни.

Последние семь лет с ними постоянно была Алла. Она и раньше не забывала родителей. Выдался свободный день - мчалась в Подмосковье навестить, обстирать, помочь им по хозяйству. Так и жила на два дома - с сумками, в заботах, в делах.

В 1994 году умер отец, слепая мать осталась одна. Алла собрала чемодан и переехала к ней насовсем. Оксана вроде не возражала. Все же, зная сложный характер дочери, Алла задумалась: что станет с ней, когда престарелая мать умрет и хозяйкой квартиры станет Оксана? В то время у них с дочерью были вполне сердечные отношения. Не пора ли узаконить мое пребывание здесь, намекнула мать, бабушка согласна, дело за тобой? Но Оксана промолчала. К разговору этому возвращались еще не раз, но все впустую. Наконец дочь ответила вполне определенно: "О прописке не мечтай." "Ну не судиться же нам, родным людям", - пробовала урезонить ее мать. "Твое дело, - пожала плечами Оксана. - Только учти: ничего у тебя не выйдет, квартиру я тебе не отдам".

Знакомый юрист посоветовал: чтобы прописаться, надо лишить Оксану права на жилплощадь. Алла поколебалась, но потом все же отнесла в суд заявление с требованием лишить дочь права на прописку в квартире бабушки. Та выдвинула встречный иск - выселить из нее мать. Было это в 2000 году. Так и завертелась судебная карусель.

Два заседания, проведенные по иску Аллы Артамоновой, продемонстрировали одно: дело ее чрезвычайно сложное и, скорее всего, безнадежное. Несколько лет назад отменили закон, по которому можно было выселить гражданина из квартиры, если он там не проживал постоянно или хотя бы не показывался время от времени на глаза соседям. Законных оснований для выселения Оксаны нет.

- Поверите, сердце болит от этих судов, - вытирает слезы немолодая уже женщина (Алле исполнилось 60 лет). - Махнуть на все рукой и уехать в Алексин - но как я оставлю маму одну? Она же без меня пропадет. Думаете, Оксана будет за ней ухаживать? Она у меня эгоистка. Квартира бабушкина ей нужна, чтобы внаем сдавать...

В Алексине, под Тулой (несколько раз переезжали из города в город, "от стыда за непутевую дочь"), у Аллы осталась жилплощадь. Кроме нее, там прописана младшая дочь Альбина с сыном Сашей. Сейчас они тоже живут в подмосковном поселке Развилка - в Тульской области нет работы, а в Подмосковье Альбина устроилась продавцом. Трудится в поселковом жэке дворником и сама Алла. Оксана терпит ее присутствие в квартире бабушки до поры до времени. Как только старушки не станет, матери придется съехать. Но куда уедешь от родных могил? На соседнем кладбище похоронены отец и внук Коленька, сын младшей дочери Альбины, - попал под колеса автомобиля прямо под окнами родного дома. Здесь лежать и Пелагее Сергеевне... Кроме Аллы, ухаживать за их могилами некому. И потом, бросить налаженную жизнь для шестидесятилетнего человека равносильно гибели. Здесь, в Развилке, у Аллы не только престарелая мать, работа, но и круг общения, ровесники, которые ее понимают и поддерживают.

Оксана заявляет в суде, что именно она ухаживает за бабушкой. Не моргнув глазом подтверждает это ее сын, Коля: три раза в неделю они с мамой посещают старушку. Нашлась и пара свидетелей, которые считают, что если бы не Оксана, Пелагее Сергеевне давно не жить на свете. У соседей по дому это вызывает дружное возмущение, а Колю они и вообще в глаза не видели. Причем не только они - лишь понаслышке знает о его существовании сама Пелагея Сергеевна.

Зато Оксану в Развилке помнят с детства, и воспоминания эти отнюдь не радужные. К матери у нее свой счет. "Бросила она меня", - заявила Оксана на суде. Получается, что рассчитывать на дочерние чувства не стоит. Мол, в молодости мать свои интересы ставила выше Оксаниных, а сейчас она имеет право поступить так же - как аукнется, так и откликнется.

Против этой сентенции трудно что-то возразить. Да и зачем? Чужая семья - потемки. К тому же жизнь все расставит по своим местам. У Оксаны растет сын, на его глазах разыгрывается драма, в которой и он принимает участие - в качестве свидетеля в судебном разбирательстве. Надо полагать, материнский пример даст в его душе свои всходы "любви" к родителям. Жесткий прагматизм Оксаны не трогает ни судьба матери, ни судьба сестры, которая тоже мыкается в Подмосковье без своего угла. Бабушкина квартира могла бы решить их проблемы, но Оксана и слышать об этом не хочет, вот поэтому Алла и обратилась в суд. Другого пути обрести свой угол в родительском доме на законном основании у нее нет, добром с Оксаной не договоришься...

Подобная ситуация не столь уж редко встречается. По закону прописать Аллу Артамонову можно только с согласия всех прописанных в квартире совершеннолетних жильцов. Оксана против. Ее "вето" можно было бы обойти, если бы квартира была приватизирована: Пелагея Сергеевна вправе распорядиться своей имущественной долей по своему усмотрению. Но, понимая, чем это ей грозит, Оксана не дает согласия и на приватизацию, а без ее согласия приватизация невозможна.

Остается одно - разделить лицевой счет и приватизировать бабушкину долю. Это единственный шанс, который имеется у Аллы Артамотювой. Правда, успех зависит от того, сколько еще проживет на свете 90-летняя старушка. Если Пелагея Сергеевна умрет до окончания суда, дочери, преданно ухаживавшей за ней много лет, ничего не достанется. Полноправной хозяйкой квартиры станет Оксана, не проявившая сколько-нибудь заметной заботы о стариках при их жизни, - так единодушно заявляют все, с кем мне удалось побеседовать о "деле Артамоновых".

Есть в этой истории еще один правовой нюанс: Алла Артамонова не может взять мать под опеку и таким образом получить вожделенную прописку - как объяснили ей юристы, опекуном может быть признан только чужой человек, она же всего лишь выполняет свои дочерние обязанности.

Противостояние матери и дочери, кажется, не оставило равнодушным никого из тех жителей, которые знают семью Артамоновых, Аллу жалеют, о ней никто слова плохого не может сказать. Оксану осуждают. Соседи написали ходатайство в суд в поддержку иска матери. Дочь упрямо стоит на своем. Суду предстоит решить, кто из них имеет больше прав на бабушкину квартиру. Для всех, пожалуй, совершенно очевидно, что, хотя по букве закона это право и принадлежит дочери, нельзя сбрасывать со счетов нравственную сторону дела. В соответствии с ней свой угол в квартире должна получить и мать.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий