Адвокат Юрий Гусаков: «Пора быть милосердными, гуманными и справедливыми при разрешения вопросов, касающиеся проживания на территории РФ и выдворения за пределы РФ простых людей – «НЕ ВЛАСТЬ ИМУЩИХ», проживающих на планете Земля».

Автор
Опубликовано: 584 дня назад (17 января 2016)
Редактировалось: 2 раза — последний 17 января 2016
0
Голосов: 0
В связи с профессиональной деятельностью защитника (адвоката) часто встречаешься с несправедливостью, с незаконностью различных распоряжений, решений государственных учреждений, судебных решений и приговоров, которые по форме, с точки зрения «принятого права», являющиеся как бы, по формальным признакам законными, т.е. формально отвечающие требованиям принятым и установленных правилам…, но по сути своей не отвечающие «естественному праву», справедливости, международным договорам, нарушают права, свободы и законные интересы лица, в отношении которого принято распоряжение (решение), судебный приговор и сложившиеся практика в защите справедливости, законности не всегда её восстанавливает. В делах же «Власть имущих» всё наоборот… Пример приговор по гр. Васильевой…
В этом повествовании речь пойдёт о административном разбирательстве, об признании Распоряжения № 7255-рн Министерства юстиции РФ от 14.07.2015 г. о депортации и о не разрешении въезда в РФ в течении 8 лет до 06.10.2023 г. гражданину Республики Армения Акопджаняну Араму Ашотовичу, 1973 г.р. Данное распоряжение, решение ФМС по Свердловской области, а затем и решение суда нарушают его права и права его семьи: жены Яровенко Светланы Владимировны, 1980 г.р. и их несовершеннолетней дочери Яровенко Златы Арамовны, 2002 г.р. , граждан Российской Федерации (нарушение ст.ст. 5 и 8 Конвенции о правах ребёнка от 20 ноября 1989 г.) и Решения Замоскворецкого районного суда г.Москвы от 24.11.2015 г. под председательством ф/с Рубцовой Н.В.
С формальной точки зрения исходя из интересов «обеспечения государственной безопасности как комплекс целенаправленной деятельности общественных и государственных институтов и структур по выявлению, предупреждению и противодействию различным угрозам безопасности граждан Российской Федерации, российского общества и государства, являясь одним из основных национальных интересов Российской Федерации, выступает одновременно обязательным и непременным условием эффективной защиты всех ее остальных национальных интересов. Кроме того, наличие непогашенной судимости за совершение на территории Российской Федерации тяжкого и особо тяжкого преступления является основанием, препятствующим иностранному гражданину или лицу без гражданства в получении вида на жительство, разрешения на временное проживание, а также гражданства Российской Федерации (п. 5 ч. 1 ст. 7, п. 5 ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»» решение о депортации и запрете въезда «законное».

Так как действует положение: «Право государства ограничивать пребывание на его территории иностранных граждан является одним из основных признаков суверенитета Российской Федерации. Данные положения в полной мере соответствуют нормам международного права».

«Пунктом 3 статьи 12 Международного пакта от 16.12.1966 года о гражданских и политических правах и пунктом 3 статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Страсбург, 16.09.1963) определено, что право пребывания на территории суверенного государства может быть ограничено последним в случаях, предусмотренных законом, необходимых для охраны государственной (национальной) безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения либо прав и свобод других лиц».

Распоряжение Минюста России «О нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, подлежащего освобождению из мест лишения свободы» издано уполномоченным органом с соблюдением требований закона и иных нормативных правовых актов, регулирующих порядок принятия решения о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан или лиц без гражданства, но при этом Министерство юстиции РФ не учло, что не имелись достаточные основания для издания распоряжения о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации заявителя, поскольку он, хотя и является иностранным гражданином, осужден за совершение в России тяжкого преступления, которое предварительным следствием и Сургутским городским судом 07.04.2014 г. ХМАО Тюменской области квалифицировано не верно и в результате чего вынесен приговор незаконный, который сейчас обжалуется. На основании которого и было вынесено Распоряжение Минюста РФ и Решение УФМС по Свердловской области.
Но ранее осужденного у Акопджаняна А.А., о ком идет речь, не было умысла на причинение вреда кому либо, и он воспользовался режущим предметом, после нападения на него двух граждан, получения ударов и оказавшись упавшим на земле с продолжавшимся избиением, уже ногами. Все эти доводы не были учтены ни следствием, ни судом, вынесший несправедливый, незаконный, необоснованный приговор. Сургутский городской суд 07.04.2014 г. ХМАО Тюменской области не учёл фактические обстоятельства по делу, признание «потерпевших», что они первыми напали из за неприязненных, националистических отношений, что раскаиваются, просят прощения и никаких претензий к Акоджаняну А.А. не имели ни на предварительном, ни в судебном следствии. Но суд при вынесения приговора не учел их показания и не верно квалифицировал правонарушение по ч. 1 ст. 111 УК РФ, а не по ст. 37 УК РФ «Необходимая оборона» или по ст. 114 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны…» и в результате чего мой подзащитный Акопджанян А.А. был взят под стражу после объявления несправедливого, незаконного приговора, а затем и Министерство юстиции РФ (и УФМС по Свердловской области) формально отнеслись к вынесению Распоряжения № 7255-рн от 14.09.2015 г. о нежелательности пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, подлежащего освобождению из мест лишения свободы сроком до 06.10.2023 г. (Решение УФМС по Свердловской области о выдворении и запрете въезда на территорию РФ), и привёл однотипные доводы как и в других многочисленных Распоряжений сотнями выносящиеся ежемесячно по однотипным делам, что Акоподжанян А.А. создает реальную угрозу общественному порядку, правам и законным интересам граждан Российской Федерации. Это Распоряжение и Решение ничем не подтверждено и основано лишь на не законом и не справедливым приговором, и с точки зрения естественного права является необоснованным, подлежащее отмене.
При обжаловании Распоряжения в Замоскворецком районным судом г.Москвы продолжалось формальное отношение к рассмотрению Административного искового заявления, фактически «заочное решение» без участия заявителя, моего подзащитного Акопджаняна А.А.. В судебном заседании был лишь доверитель. Нарушения закона подтвердились и после вынесения судебного решения (после 24.11.2015 г.):
24.11.2015г. Замоскворецким районным судом г.Москвы под председательством федерального судьи Рубцовой Н.В. было вынесено Решение по делу № 2а -8648/2015 об отказе Акопджаняну Араму Ашотовичу в удовлетворении заявленных требований к Министерству юстиции Российской Федерации о признании и подлежащим отмене распоряжения о нежелательности пребывания на территории Российской Федерации.
Решение не справедливое и незаконное, но действует, хотя не вступило в законную силу и мой подзащитный Акопджанян А.А. выдворен 17.12.2015 г. за пределы РФ в Республику Армения.
Хотя доводы Решения и формальные, и не соответствуют нормам Семейного права, сложившейся судебной практике РФ, ЕСПЧ, международного права.
В соответствии с Европейской судебной практикой ЕСПЧ и Президиума Верховного Суда РФ, Постановлений Конституционного Суда РФ утверждается, что: «Решение суда признается законным и обоснованным тогда, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, а имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а также тогда, когда в решении суда содержатся исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных судом фактов. Об законности при принятии решения о выдворении также говорит Постановление Утверждённое Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 года по ОБЗОРУ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 2 (2015) СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ)…: «где Суд подчеркнул, что «выдворение члена семьи является самой крайней формой вмешательства в право на уважение семейной жизни. Любое лицо, которому угрожает риск вмешательства такой степени, должно иметь в принципе право на определение соразмерности и обоснованности такой меры независимым судом с учетом соответствующих принципов статьи 8 Конвенции» (пункт 52 постановления). Учитывая все обстоятельства дела, Европейский Суд пришел к выводу, что «судебные разбирательства, в ходе которых были вынесены или оставлены без изменений постановление о выдворении и решение о не разрешении въезда, не соответствовали требованиям Конвенции и не затрагивали все элементы, которые внутригосударственным органам следовало учесть при оценке того, являлась ли мера по выдворению или не разрешению въезда «необходимой в демократическом обществе» и являлась ли она соразмерной преследуемой законной цели…соответственно, в случае исполнения постановления о выдворении или решения о не разрешении въезда первого заявителя, имело бы место нарушение статьи 8» (пункты 60–61 постановления)».
Выдворение (депортация) в нарушение принципа единства семьи также может привести к нарушению ст. 8 Европейской Конвенции (права на семейную жизнь): «Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
В пункте 2 статьи 8 Европейской Конвенции указаны правомерные цели, в результате которых государственные органы вправе вмешаться в осуществление человеком и гражданином права на уважение личной и семейной жизни. Согласно данной правовой норме, вмешательство государственных органов в осуществление права на уважение личной и семейной жизни допускается только в случае, предусмотренном законом, когда это необходимо в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Согласно сложившейся практике, необходимость вмешательства в личную и семейную жизнь должна основываться на насущной потребности общества и быть соразмерной правомерной цели, преследуемой государственными органами. Принцип единства семьи положен в основу ряда решений Европейского Суда по правам человека, а именно: «Беррехаб против Нидерландов» от 21.06.1998; «Бельджуди против Франции» от 26.04.1992 (Серия А, т.234-А); «Мустаким против Бельгии» от 18.02.1991 (Серия А, т.193); «Насри против Франции» от 13.07.1995 (Серия А, т.320-В), «Закаев и Сафанова против России» от 11.02.2010. Данными судебными решениями выдворение названных граждан признано противоречащим статье 8 Конвенции. Таким образом, использование национальных процедур и механизмов Европейского Суда являются эффективными средствами защиты от необоснованного выдворения в страны исхода и должны учитываться при принятии решения о выдворении во избежание нарушения норм как российского законодательства, так и статей 3 и 8 Европейской Конвенции.
Выдержки из судебной практики ЕСПЧ:
«п.12…Выдворение (депортация) в нарушение принципа единства семьи может привести к нарушению ст.8 Конвенции (права на семейную жизнь).
«Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
12.1. В пункте 2 статьи 8 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (далее по тексту Конвенция) указаны правомерные цели, в результате которых государственные органы вправе вмешаться в осуществление человеком и гражданином права на уважение личной и семейной жизни. Согласно данной правовой норме, вмешательство государственных органов в осуществление права на уважение личной и семейной жизни допускается только в случае, предусмотренном законом, когда это необходимо в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Такая мера, как выдворение и отказ в легализации на территории РФ является крайней мерой и представляет особое вмешательство государственных органов в осуществление гражданами права на уважение их семейной жизни, гарантированного пунктом 1 статьи 8 Конвенции. В связи с этим принятие решения о выдворении должно соответствовать требованиям пункта 2 статьи 8 Конвенции.
12.2. Тест по данной статье состоит из трех элементов. Вмешательство государства должно быть:
1. «предусмотрено законом»;
2. направлено на достижение одной или нескольких правомерных целей, которые перечислены в данной статье Конвенции;
3. должно быть «необходимым в демократическом обществе» для реализации этих целей. Преследуемые государственными органами правомерные цели должны быть сопоставлены со степенью серьезности вмешательства в право граждан на уважение их семейной жизни.
При нарушении одного из данных элементов будет иметь место нарушение ст.8 Конвенции.
В судебных прецедентах рассмотрены также нарушения статьи 8 Конвенции в отношении граждан (не имеющих гражданства выдворяемой страны), которые действительно грубо нарушили закон страны пребывания и совершили уголовно-наказуемые деяния, например кражи, продажа наркотиков. Тем не менее, Суд признал, что совершенные преступления (до и после решения о выдворении), по всей вероятности, не таковы, чтобы соображения публичного порядка взяли верх над уважением семейной жизни» (Решение Европейского Суда по правам человека по делу Амролахи против Дании от 11.07.2002 г.).

12.3. В соответствии с Постановлением Верховного суда РФ № 32-АДО5-3 назначение административного наказания в виде выдворения за пределы РФ возможно только в том случае, если соблюден справедливый баланс публичных и частных интересов. Таким образом Верховный Суд указал, что в случае если суды не соблюдают принцип единства семьи это неправомерно и такие решение должны подлежать отмене.
12.4. Принцип единства семьи и недопустимости вмешательства государства в осуществление права на личную и семейную жизнь установлен рядом международно-правовых документов, ратифицированных РФ, а именно:
Статьей 16(3) Всеобщей декларации прав человека;
Статьями 17 и 23 (1) Международного Пакта о гражданских и политических правах;
Статьей 10 (1) Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах;
Статьей 9 Конвенции ООН «О правах ребенка», где установлено, что «государства участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию». Статьями 10, 18, 27 этой же Конвенции.
12.5. Выдворение в нарушение принципа единства семьи также является нарушением внутреннего законодательства. Статья 23 Конституции РФ предусматривает, что КАЖДЫЙ имеет право на неприкосновенность частной жизни.
В силу статьи 38 (часть 1 и 2) Конституции РФ материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей.
В статье 1 Семейного Кодекса РФ указано, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
Права граждан в семье могут быть ограничены на основании федерального закона, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан.
Статья 54 Семейного Кодекса РФ также предусматривает право ребенка жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением только тех случаев, когда это противоречит его интересам. Ребенок имеет право на воспитание своими родителями. В статье 55 СК РФ также предусмотрено право ребенка на общение с обоими родителями. Отобрание ребенка возможно только при непосредственной угрозе его жизни или его здоровью.
Статья 61, 63 СК РФ определяет права и обязанности родителей, прежде всего то, что родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей.
Выдворение лишает возможности осуществления права на частную семейную жизнь и воспитание ребенка; означает жестокое и бесчеловечное обращение и наказание, вмешательство государственных органов в осуществление частной и семейной жизни.»
Войдя в судебный процесс и оказывая юридическую помощь подзащитному Акоподжаняну А.А. по обжалованию судебного незаконного акта адвокатом Гусаковым Ю.В. были поданы Ходатайство об ознакомлении с делом вместе с ордером № 330 (№ 44306 от 01.12.2015 г.) и частные жалобы о том, что Замоскворецкий райсуд г.Москвы (ф/с Рубцова Н.В. игнорирует закон, месяц готовил мотивированное решение и на протяжении всего этого времени защита каждую неделю подавало ходатайство об ознакомлении с материалами дела, частные жалобы (всего 4 жалообы), но через месяц (24.12.15) теряется ордер № 330 ( и 24.12.15 была выписана Копия Ордера № 330, прошу Апелляционную судебную коллегию и общественность обратить на эти нарушения внимание). Все документы регистрировались в экспедиции Замоскворецкого райсуда г.Москвы за № 46668 от 15.12.2015 г., № 47519 от 21.12.2915 г., № 48175 от 24.12.2015 г. и после получения возможности ознакомиться с материалами дела, с получением копии Решения по делу, были подготовлены и поданы апелляционные жалобы в Судебную коллегию Московского городского суда через Замоскворецкий районный суд с правовой позицией: «Решение вынесено в нарушение требований п. 7 ст. 26.1 КоАП РФ о необходимости выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, судьей не было предпринято мер к вызову в судебное заседание моего подзащитного Акопджаняна А.А., получению и исследованию других данных, позволяющих оценить необходимость назначения наказания в виде административного выдворения за пределы РФ в качестве единственной меры в целях достижения справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.
Выяснение этих вопросов требуется в связи с тем, что в соответствии с ч. 2 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) вмешательство со стороны публичных властей в осуществление права на уважение семейной жизни не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Исполнение Распоряжения «о нежелательности пребывания на территории РФ» и выдворение за пределы Российской Федерации в соответствии с п. 3 ст. 7 ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и запрета въезда до 2023 г. влечет невозможность получения разрешения на временное проживание в Российской Федерации в течение 8 лет и общения с семьёй. Таким образом, применение в этом случае наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации и запрета въезда на 8 лет влечет нарушение существующих семейных отношений и препятствует воссоединению семьи.
В связи с этим отказ Акопджаняну Араму Ашотовичу в удовлетворении заявленных требований к Министерству юстиции РФ о признании и подлежащим отмене распоряжения от 14.07.2015 г. № 7255-рн «о нежелательности пребывания на территории РФ сроком по 06 октября 2023 г.» и выдворения за пределы Российской Федерации является преждевременным и необоснованным.
Судья Замоскворецкого районного суда г.Москвы все указанные обстоятельства моего подзащитного, озвученные через представителя, так как он находился под стражей в г.Екатеринбурге, оставил без внимания.
При таких обстоятельствах Решение судьи от 24 ноября 2015 года подлежат изменению путем удовлетворении заявленных требований.
В резолютивной части Апелляционной жалобы защита и выдворяемый Акопджанян А.А., на основании изложенного, руководствуясь ст. 30.11 КоАП РФ, просят судебную коллегию Московского городского суда Решение Замоскворецкого районного суда от 24.11.15 г. отменить, а иск подзащитного Акопджаняна А.А. удовлетворить».
Но это лишь юридическая канва по делу, подготовленная защитником Юрием Гусаковым, а вот живое, человеческое повествование сути дела от матери Яровенко Светланы Владимировны несовершеннолетней дочери Златы и жены выдворяемого Акопджаняна А.А., гражданки РФ:
«В 08.03.2000 году познакомилась с Акопджаняном Арамом Ашотовичем 15.01.1973 г.р. в Филармонии г.Сургута, Тюменской области. И с того дня мы не расставались на долгое время. Арам очень добрый, отзывчивый и справедливый человек. Мы познакомили друг друга с нашими родителями, и родителей между собой. Получили благословения от них, мы начали проживать с Арамом вместе. В 2002-м году 24 июля, у нас родилась долгожданная и любимая дочь Злата. Ребенок рос в любви и заботе в полной, счастливой, любящей семье. Нашей семьей и отношениями в ней восхищались наши родители и друзья (всегда ставили нас в пример). Злате завидовали многие, какой у нее любящий папа. Он всегда был рядом с ней, и всегда поддерживал ее во всем. Арам очень заботливый и любящий ОТЕЦ и МУЖ. Но к сожалению наше СЧАСТЬЕ оборвалось в один миг…
Вечером на кануне Нового 2014 года, по моей просьбе Арам заехал в павильон возле дома купить продукты. К нему пристали двое пьяных молодых парней и начали оскорблять по поводу национальности, и что не место ему в России.., «понаехали в Россию ото всюду…». Они вышли на улицу. Где Араму один из молодых парней нанес удар по голове, после которого Арам упал на землю. Встав на ноги, что бы защитить себя, он режущем предметом нанес нападавшему ответный удар в грудь. Они испугавшись убежали и Арам приехал домой. На голове у него были шишки и ссадины. Но в медицинское учреждение для снятия побоев не стали обращаться… это же был Новый 2014 год… и зря… После случившегося, на другой день, к нам пришли сотрудники милиции. И вот после этого у нас началась ДРУГАЯ ЖИЗНЬ…
Шло предварительное следствие, адвокат обещал юридическую помощь, но существенной помощи не было, показания Арама не записывали, не учитывались и ситуацию развернули так, что как будто бы Арам напал.., хотя Потерпевшие давали показания и согласны был с тем, что они сами спровоцировали скандал, что первым ударили Арама, он упал и они его несколько раз ударили ногами, что претензий к Араму они не имели, тем более за нанесенный вред здоровью Арам выплатил потерпевшему компенсацию в размере 200 000 (Двести тысяч рублей). Но следствию, а затем и суду необходима была «галочка» раскрытия тяжких преступлений, поэтому квалификация была не «Необходимая оборона» ст. 37 УК РФ, КОГДА ИСКЛЮЧАЮТСЯ ПРЕСТУПНЫЕ ДЕЯНИЯ или по ст. 114 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны», а как Умышленного причинение тяжкого вреда здоровью, т.е по ч. 1 ст. 111 УК РФ, где наказание до 8 лет лишения свободы.
07.04.2014 года В Сургутском городском суде, федеральной судьей Шершневой был вынесен обвинительный приговор по ст.111 ч.1 УК РФ с наказанием - 1,5 года лишение свободы, с отбыванием наказания в ИК общего режима Свердловской области и моего подзащитного взяли под стражу в зале суда…. Произошел обман со стороны «правоохранителей», кто пообещали Араму, что, если он не будет защищаться и менять квалификацию обвинения, то его ни кто не будет брать под стражу и приговор будет условным. В Российской уголовной практике это случается часто.
Более того и юрист (адвокат) убедил его в том, что не нужна никакая правда и борьба с правоохранителями принесёт только вред, нужно молчать, ни куда не жаловаться и просить «Особый порядок» судебного разбирательства…., мой подзащитный, обманутый в очередной раз, согласился на «особый порядок» и не стал жаловаться, не искал правды, согласился с предъявленным обвинением, раз ему советуют «юрист» и его семье ничего плохого от этого не будет….подумаешь условная мера ….Но на поверку вышло всё не так…., произошел полный обман и фальсификация….и затем еще депортация и запрет въезда на территорию РФ, разрыв общения между членами семьи….и в результате обмана со стороны «правоохранителей» и «юриста»….страдают граждане РФ - жена Светлана и несовершеннолетняя дочка Злата, но и гражданин Республики Армения - мой подзащитный - Арам Акопджанян.
Для подзащитного Арама, несовершеннолетней дочери Златы, его любимой жены Светланы и всех его родных и близких был шок…непонимание…разочарование в судебной системе… И Арама в зале суда взяли под стражу и долгих 1, 5 года семья были без отца, кормильца. Арам не тот человек, который должен сидеть в тюрьме. Он никогда даже голос не повышал ни на кого. Уважаемый человек в кругу друзей и любимый Отец и Муж по недоразумению и коррупции в правоохранительной и судебной системе попал за решетку. Это может случится с каждым гражданином РФ, при действующей системе судопроизводства.
Моему подзащитному, его жене Светлане очень нелегко было смириться с такой несправедливостью… Его дочь Злата особенно переживала и переживает по сей день из за отсутствия ее любимого папочки, который жил ею и окружал своей заботой и любовью.
Арам отбывал наказание в ИК-53 г.Верхотурье, Свердловской области. (окончание срока 06.10.2015г.)
И вот прошли самые тяжелые и долгие дни и бессонные ночи семьи Арама без любимого человека и любимого отца. Настал тот самый долгожданный день освобождения 06.10.2015г. Жена Светлана приехала встречать мужа, дома в ожидании папы осталась дочь. Но увы беды и страдания семьи на этом не закончились. На основании распоряжения МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РФ №7255-рн от 14.07.2015г. о нежелательности пребывания в РФ иностранного гражданина или лица без гражданства до 06.10.2023г., ожидали Арама работники УФМС г.Екатеринбурга с решением о временном размещении иностранного гражданина, подлежащего депортации, в специальном учреждении от 06.10.2015г. Арама отвези В СУВСИНГ УФМС России по Свердловской области, находящийся по адресу: г.Екатеринбург, ул.Горнистов 15, Литера 4. Акопджанян А.А. находился там до 17.12.2015 г., пока его насильственно и больного поздно вечером посадили в самолет, улетающего в Республику Армения.
14.10.2015 года, мой подзащитный Арам Акопджанян подал исковое заявление в Замоскворецкий районный суд г.Москвы о признании незаконным решение МИНЮСТА, и в Октябрьский районный суд г.Свердловска о признании Решения УФМС по Свердловской области незаконным. В Замоскворецком районном суде г.Москвы суд был назначен на 24.11.2015г. И снова началось мучительное ожидание пострадавшей семьи, вдали друг от друга, в надежде на справедливое решение суда.



24.11.2015г. Замоскворецким районным судом г.Москвы под председательством федерального судьи Рубцовой Н.В. было вынесено Решение по делу № 2а -8648/2015 об отказе Акопджаняну Араму Ашотовичу в удовлетворении заявленных требований к Министерству юстиции Российской Федерации о признании и подлежащим отмене распоряжения о нежелательности пребывания на территории Российской Федерации.
Решение не справедливое и незаконное, но действует, хотя не вступило в законную силу и мой подзащитный Акопджанян А.А. выдворен 17.12.2015 г. за пределы РФ в Республику Армения.
Хотя доводы Решения и формальные, и не соответствуют нормам Семейного права, сложившейся судебной практике РФ, ЕСПЧ, международного права.
В соответствии с Европейской судебной практикой ЕСПЧ и Президиума Верховного Суда РФ, Постановлений Конституционного Суда РФ утверждается, что: «Решение суда признается законным и обоснованным тогда, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, а имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а также тогда, когда в решении суда содержатся исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных судом фактов. Об законности при принятии решения о выдворении также говорит Постановление Утверждённое Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 года по ОБЗОРУ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 2 (2015) СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ)…: «где Суд подчеркнул, что «выдворение члена семьи является самой крайней формой вмешательства в право на уважение семейной жизни. Любое лицо, которому угрожает риск вмешательства такой степени, должно иметь в принципе право на определение соразмерности и обоснованности такой меры независимым судом с учетом соответствующих принципов статьи 8 Конвенции» (пункт 52 постановления). Учитывая все обстоятельства дела, Европейский Суд пришел к выводу, что «судебные разбирательства, в ходе которых были вынесены или оставлены без изменений постановление о выдворении и решение о не разрешении въезда, не соответствовали требованиям Конвенции и не затрагивали все элементы, которые внутригосударственным органам следовало учесть при оценке того, являлась ли мера по выдворению или не разрешению въезда «необходимой в демократическом обществе» и являлась ли она соразмерной преследуемой законной цели…соответственно, в случае исполнения постановления о выдворении или решения о не разрешении въезда первого заявителя, имело бы место нарушение статьи 8» (пункты 60–61 постановления)».
Выдворение (депортация) в нарушение принципа единства семьи также может привести к нарушению ст. 8 Европейской Конвенции (права на семейную жизнь): «Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
В пункте 2 статьи 8 Европейской Конвенции указаны правомерные цели, в результате которых государственные органы вправе вмешаться в осуществление человеком и гражданином права на уважение личной и семейной жизни. Согласно данной правовой норме, вмешательство государственных органов в осуществление права на уважение личной и семейной жизни допускается только в случае, предусмотренном законом, когда это необходимо в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Согласно сложившейся практике, необходимость вмешательства в личную и семейную жизнь должна основываться на насущной потребности общества и быть соразмерной правомерной цели, преследуемой государственными органами. Принцип единства семьи положен в основу ряда решений Европейского Суда по правам человека, а именно: «Беррехаб против Нидерландов» от 21.06.1998; «Бельджуди против Франции» от 26.04.1992 (Серия А, т.234-А); «Мустаким против Бельгии» от 18.02.1991 (Серия А, т.193); «Насри против Франции» от 13.07.1995 (Серия А, т.320-В), «Закаев и Сафанова против России» от 11.02.2010. Данными судебными решениями выдворение названных граждан признано противоречащим статье 8 Конвенции. Таким образом, использование национальных процедур и механизмов Европейского Суда являются эффективными средствами защиты от необоснованного выдворения в страны исхода и должны учитываться при принятии решения о выдворении во избежание нарушения норм как российского законодательства, так и статей 3 и 8 Европейской Конвенции.
Выдержки из судебной практики ЕСПЧ:
«п.12…Выдворение (депортация) в нарушение принципа единства семьи может привести к нарушению ст.8 Конвенции (права на семейную жизнь).
«Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
12.1. В пункте 2 статьи 8 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (далее по тексту Конвенция) указаны правомерные цели, в результате которых государственные органы вправе вмешаться в осуществление человеком и гражданином права на уважение личной и семейной жизни. Согласно данной правовой норме, вмешательство государственных органов в осуществление права на уважение личной и семейной жизни допускается только в случае, предусмотренном законом, когда это необходимо в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Такая мера, как выдворение и отказ в легализации на территории РФ является крайней мерой и представляет особое вмешательство государственных органов в осуществление гражданами права на уважение их семейной жизни, гарантированного пунктом 1 статьи 8 Конвенции. В связи с этим принятие решения о выдворении должно соответствовать требованиям пункта 2 статьи 8 Конвенции.
12.2. Тест по данной статье состоит из трех элементов. Вмешательство государства должно быть:
1. «предусмотрено законом»;
2. направлено на достижение одной или нескольких правомерных целей, которые перечислены в данной статье Конвенции;
3. должно быть «необходимым в демократическом обществе» для реализации этих целей. Преследуемые государственными органами правомерные цели должны быть сопоставлены со степенью серьезности вмешательства в право граждан на уважение их семейной жизни.
При нарушении одного из данных элементов будет иметь место нарушение ст.8 Конвенции.
В судебных прецедентах рассмотрены также нарушения статьи 8 Конвенции в отношении граждан (не имеющих гражданства выдворяемой страны), которые действительно грубо нарушили закон страны пребывания и совершили уголовно-наказуемые деяния, например кражи, продажа наркотиков. Тем не менее, Суд признал, что совершенные преступления (до и после решения о выдворении), по всей вероятности, не таковы, чтобы соображения пуб
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий