"Что вам рассказать про Сахалин..."

Автор
Опубликовано: 1151 день назад (26 июня 2015)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Адвокат АП Москвы Юрий Гусаков: «В № 4 Журнала «Российский адвокат» была размещена моя статья «Что Вам рассказать про Сахалин…» о сахалинских буднях и жизни. Предлагаю статью в полном варианте для всеобщего обозрения.

«Что Вам рассказать про Сахалин…» слова из песни навивают грусть и воспоминание о борьбе и защите прав незаконно обвиняемых, а затем осужденных предпринимателей в 2010 -2014 годах на о.Сахалин.


«Ветрами разглажен и морем облизан
Насквозь лихорадкой подземной пронизан
Он – клад для богатых, смертелен для нищих
И здесь земляка каждый быстро разыщет»
Акимов Средний


Громкий арест бывшего сахалинского губернатора Александра Хорошавина неожиданно напомнил о другом уголовном деле № 702293 в тех краях, в котором мне довелось участвовать. Несколько лет назад в Долинском районе Сахалинской области я защищал права местного предпринимателя, корейца по национальности Ли Чан Хена, чье фермерское хозяйство занималось заготовкой и продажей рыбы и икры вместе Игорем Янчук. Второго фигуранта по уголовному делу, возбужденному по инициативе тогдашнего УБОП и прокуратуры, Н.Сирича защищали местные адвокаты.

Мои коллеги высокой профессиональной квалификации, известные местные адвокаты из Адвокатской Палаты Сахалинской области: Янчук И.И. и Парфений А.В. приняли на себя защиту со дня возбуждения уголовного дела № 702317 (с 05 июля 2007 г.). Уголовное дело было возбуждено по инициативе УБОП МВД и Долинской прокуратурой по Сахалинской области. И самое интересное, когда ведомство УБОП было ликвидировано и заявители доказали, что их заявления были написаны под психологическим давлением, под диктовку работников правоохранительных органов, что они вынуждены были оговорить Ли Ч.Х и Сирич Н.В., то уголовное дело не прекратили, а полностью передали Долинской городской прокуратуре по п.п. «а, д» ч. 2 ст. 127. 2 УК РФ - использование рабского труда людей, в отношении которых осуществлялись полномочия присущие праву собственности, при этом они по независящим от них причинам не могли отказаться от выполнения работ, совершенное в отношении в отношении двух и более лиц, с изъятием документов, удостоверяющих личность потерпевшего.

Ко мне мои коллеги обратились в конце сентября 2007 г., когда увидели, что коррупция в Административных и правоохранительных органах власти о.Сахалин не даёт видеть их логичные юридические выводы, фактические обстоятельства по делу. Но очень активная правозащитная адвокатская позиция могла бы привести к закрытию их доступа к профессиональной деятельности, так как остров есть остров и до Москвы очень далеко….
И им нужен был коллега с материка и помощь защитника в статусе Депутата Государственной Думы РФ. Осенью 2007 г. мне выпала возможность вступить в этот процесс. Я в то время был депутатом Думы г.Новокуйбышевска Самарской области и помощником депутата, члена Комитета по безопасности Государственной Думы ФС РФ, Руководителя группы по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти В.И.Черепкова и являлся зарегистрированным кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ пятого созыва по федеральному партийному списку партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ», что давало уверенности и больше возможности для отстаивания прав подзащитного.
Перелет 9 часов с Москвы до г.Южно-Сахалинск воспринялся хорошо, было время для изучения с материалами уголовного дела. На Сахалине поразила серость и контраст между областным центром и переферией.
На месте выяснилось, что коррупцией на острове пропитано все ветви власти и обращения в Москву …не доходят до Президента РФ, Генерального прокурора РФ, и Руководителей федеральных органов власти по причине «сбоя в управление государственных органах власти Сахалина» и в результате чего все обращения возвращаются назад, на остров Сахалин и здесь всё остается в том же бесправном состоянии с ухудшением положения обратившихся.
Мною согласно Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» было проведено адвокатское расследование установившее, что настоящей причиной возбуждения уголовного дела послужил конфликт между предпринимателем и УБОП МВД по Сахалинской области. Причиной конфликта послужила покупка престижного японского автомобиля моим клиентом Ли Чан Хеном, и отказ сделать такой же подарок представителям УБОП МВД по Сахалинской области. (на Сахалине почти все ездят на японских авто). Мой подзащитный Ли Чан Хен своим трудом вместе со всей семьей после развала Советского Союза выкупил обанкротившееся предприятие, вложил в него денежные средства, запустил производство и к нему с многочисленными проверками стали, как это принято было в РФ, приезжать представители всех контролирующих органов. Могу это говорить, так как верю подзащитному и сам имею предпринимательский 7 - летний опыт. Как любой предприниматель Ли Чан Хен не сторонник конфликтов, поэтому всегда дружелюбно относился к проверяющим и без подарков ни кто не уезжал, всем хватало и рыбы и икры. Бизнес стал разрастаться, предприятие всё крепче вставало на ноги, тем более многочисленная корейская семья хорошо справлялись с возложенными на них обязанностями. Директор стал развивать общественную деятельность и помогать Администрации района по отсыпке дорог, электрофикации района, предоставление материальной помощи Ветеранам труда и войны.

12 августа 2007 года в отношении Ли Чан Хен и Сирич Н.В. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
16.08.07 года Ли Ч.Х. и Сирич Н.В. предъявлено обвинение по п.п. «а,д» ч.2 ст. 127.2 УК РФ.
История этого дела выглядит следующим образом:

3 июля 2007 года, в обеденное время на базу, расположенную в п. Октябрьское, по ул. Октябрьской, 1, Долинского района, Сахалинской области прибыли сотрудники УВД Сахалинской области (по имеющейся информации СОБР). Произвели в лучших традициях «захват» территории (с прыжками через ворота, подзатыльниками сторожу) Вывели обедавших рабочих, построив их возле ворот, садили по очереди в милицейские автомобили. Затем около 7 человек из работников базы увезли в ГОВД г. Долинска.
С территории базы принадлежащей Ли Уол Суни ( супруге обвиняемого) были увезены работники:
- Денисов;
- Емлютин А.;
- Липкин;
- Горин;
- Зоркин.
- Емлютин.
- Чмутов.

Отпущены, в ночь с 3 на 4 июля 2007 года после продолжительных опросов в ГОВД Долинского района:
- Емлютин А.;
- Чмутов С.

В 17 часов 5 июля 2007 года из Долинского ГОВД после допросов в качестве свидетеля был отпущен Денисов В.
Таким образом, Денисов В. ДОПРАШИВАЛСЯ в качестве СВИДЕТЕЛЯ сотрудниками Долинской прокуратуры и оперативными работниками ГОВД более 2-х суток, т.е., с 3 по 5 июля 2007 года включительно!

Из протокола опроса Денисова В.А. защитником: «Меня неоднократно опрашивали на предмет того, кто был хозяином базы, как относились к рабочим, били ли, заставляли ли работать….. Ночевал две ночи на стуле в вестибюле милиции, кормили хлебом… претензий нет. Со мной таким же образом ночевали Емлютин, Липкин и еще двое человек.
Денисова В. отпустили, пусть и через двое суток, однако, такое поощрение не коснулось других задержанных свидетелей.

6 июля 2007 года, Зоркин, Горин, Липкин в сопровождении сотрудников Долинского ГОВД и Долинской прокуратуры прибыли на территорию базы, взяли вещи, что-то показали сотрудникам и их обратно увезли в неизвестном направлении.

Из протокола опроса свидетеля Емлютиной Татьяны Павловны от 07.07.07 года защитником: «Старший сын Емлютин Михаил работает на заводе ЖБИ, также подрабатывает сварщиком на базе в п. Октябрьское. Младший сын Емлютин Андрей подрабатывает в последнее время на базе в Октябрьском, делает там автомобили.: 06.07.07 года к дому подъехала милицейская машина. В квартиру завели Андрея. Я удивилась и испугалась, т.к. думала, что он работает. Я стала спрашивать на каком основании для чего и куда его забирают Андрея, мне сказали, что в санаторий. Андрей сказал, что брат Михаил все расскажет. Затем Андрей собрал вещи (полотенце, белье и т.д.) и его увезли. Вечером, 6.07.07 года пришел Денисов и рассказал, что сына Андрея держат в милиции. Куда его увезли и что с ним делают, не знает».

Факт незаконного удержания указанных выше лиц подтверждаются и другими свидетельскими показаниями.

Таким образом, свидетели, «добровольно» доставленные в ГОВД и прокуратуру Долинского района 3 июля 2007 года продолжали, «добровольно» находиться в указанных учреждениях, либо где-то в других местах определенных им около недели.

Однако, далее происходят еще более странные обстоятельства, вызывающие у защиты недоумение, а именно.

Липкин, Зоркин, Горин, Емлютин, Липкин неизвестно по чьей команде, а следует полагать должностных лиц прокуратуры Долинского района после того, как неделю с 3 по 10 июля 2007 года провели в Долинском ГОВД, увозятся в Макаровский район, с.Поречье, Сахалинской области. Там они определяются к неизвестному частному предпринимателю на рыбный стан. Где работали долгое время. Липкин и Емлютин вспарывают рыбу, Горин на автомобиле вывозит рыбные отходы.

9 июля 2007 года в адрес прокурора Сахалинской области Емлютиной Т.П. было подано заявление о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников силовых структур Сахалинской области, в том числе и прокуратуры Долинского района по факту незаконного лишения свободы ее сына Емлютина Андрея Михайловича.

Примерно 12 июля 2007 года ею получен ответ из прокуратуры Сахалинской области за подписью прокурора отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры С.А. Некрасова.
Согласно ответа, жалоба Емлютиной Е.П. направлена Долинскому городскому прокурору для рассмотрения.
3 августа 207 года заявитель получает ответ за подписью заместителя Долинского городского прокурора В.А.Малюкова.
Из текста ответа следовало: «…. Емлютин А.В. был допрошен в качестве свидетеля старшим следователем Долинской прокуратуры Морозовым И.М. в качестве свидетеля по уголовному делу № 702317 возбужденному по ст.127 УК РФ. После чего Емлютин ушел из Долинской прокуратуры».
8 августа 2007 ода Емлютина Т.П. вновь обращается в прокуратуру Сахалинской области с повторным заявлением – реакции Сахалинской областной прокуратуры нет.
Емлютина Т.П. подает жалобу в генеральную прокуратуру РФ
Из жалобы Емлютиной Т.П. в адрес Генерального прокурора РФ:
16 июля 2007 года я позвонила в Долинскую прокуратуру Сахалинской области сама, трубку взял какой-то старший следователь фамилии, которого я не знаю. Он не ответил мне где мой сын, сказал, что я могу жаловаться куда угодно.
17 июля 2007 года, ко мне на мой домашний телефон № 98-3-08 поступил звонок. Со мной стала говорить женщина, свою фамилию и имя не указала. Она сказала, что звонит с Поречья, Макаровского района, а мой сын Емлютин Андрей работает на путине, т.е., у какого-то предпринимателя на стане. Когда я спросила, на каком основании, могу ли я с ним поговорить, женщина сказала, что это невозможно, он далеко, затем трубку положила, контактного телефона не оставила.

«От жителей поселка мне стало известно, что мой сын и другие после задержания каким-то образом работают на стане в Макаровском районе, не знаю чьем. Мой сын не имеет денег, чтобы вернуться домой, он смог дозвониться до Богданова, Чмутова, которым говорил, что хочет домой, затем мне (из короткого с ним разговора я поняла, что нашу беседу контролируют, я знаю своего сына, и это было понятно). Ничего вразумительного он мне не сказал, жаловался, что болит нога, и спрашивал про мое состояние здоровья.»

Родственники исчезнувшего «потерпевшего» Липкина в начале августа 2007 года подают заявление в ГОВД Долинского района, Сахалинской области о пропаже Липкина с 3 июля 2007 года, т.е. с момента задержания его сотрудниками Долинской прокуратуры.

Но ни какой законной реакции по данному заявлению со стороны прокуратуры Долинского района не было.
Защита обладала достоверной информацией о том, что Липкин, Зоркин, Горин продолжали долгое время принудительно работать у неизвестного частного предпринимателя в Макаровском районе, Сахалинской области до окончания путины.

Из указанного выше следует, что должностные лица прокуратуры Долинского района, Сахалинской области, как бы «освободив» из оков рабства Горина, Зоркина, Липкина, сами незаконно лишили их свободы, и принудительно, вопреки воли привозят на рыбной стан к другому частному предпринимателю, который использует их труд в собственных, корыстных интересах.
Защите непонятно, так кто является преступником? Не имеется ли в этом случае состава преступления у должностных лиц прокуратуры Долинского района, допустим по ст. ст. 127, 285, 286 УК РФ?

Если даже предположить, что «потерпевших» прятали от обвиняемого, чтобы тот не оказал на них давления, то Ли Чан Хен был задержан 10 августа 2007 года, а Горин, Зоркин, Липкин, Емлютин продолжают уже месяц принудительно работать на частное лицо с молчаливого согласия Долинской прокуратуры, Сахалинской области.

ПО ФАБУЛЕ ВОЗБУЖДЕННОГО УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ПРЕДЪЯВЛЕННОМУ ОБВИНЕНИЮ.

Так, по версии следствия существующей на данный момент (как говорилось выше) в рабстве содержались гр-не: Горин В., Зоркин В., Липкин,
Вывод следствия о наличии рабства, может основываться только на одном единственном обстоятельстве, что данные лица проживали на территории базы.
Однако, следствие не желает учитывать факты и очень простые объяснения, почему эти лица живут и работают ( точнее жили и работали) на базе принадлежащей Ли Уол Суни ( супруги обвиняемого).

Защитой проведены опросы части рабочих базы в п. Октябрьское и других работающих у Ли Уол Суни. Как и следствие, защиту интересовали одни и те же вопросы, но с той разницей, что следствие пытается найти любыми способами, факты использование именно рабского, труда, а защита выясняет вопрос, а могло это иметь место вообще.

Факты очень просты и доступны, к понимаю каждого.

Как следует из пояснений всех опрошенных ( в отношении Зоркина В.):
- Зоркин Владимир был, по их мнению, психически ненормальным, жил на базе давно и никто не знает, как он туда попал. Бытует мнение, что он стал проживать на территории базы, когда у этого объекта был другой собственник:
- Зоркин злоупотреблял спиртным. Основной вид деятельности плотник. Мог 3-4 раза в год праздновать свое день рождения, каждый раз утверждая, что это именно верная дата. Совершал поступки неприемлемые для психически здорового человека;
- никто ни разу не видел, чтобы Зоркин писал и читал. По информации он вообще не умеет;
- у Зоркина не имеется документов, жилья, родственников, средств, для существования. Единственная возможность хотя бы жить как человек, питаться, одеваться, ночевать не на улице – это то, что из человеческих побуждений семьей обвиняемого Зоркину и другим лицам ( теперь потерпевшим), было дана возможность жить не на помойке.
- нет достоверной информации о том, что фамилия Зоркин – это вообще, его настоящая фамилия, учитывая его психическое состояние;
- Зоркин свободно передвигался по территории, поселку и т.д., т.е. где хотел, пил ( с чем боролись, как могли) помещение в котором он жил и ночевал, не запиралось, в нем также ночевали другие работники, в том числе и имеющие жилье, семьи;
- Зоркин никогда и никому не говорил, что его заставляют работать и держат насильно. Ему негде было жить, негде было спать, база – это для него дом.

Горин Владимир.
- работал на базе с 2006 года, проживал в п. Октябрьское, Долинского района Сахалинской области;
- осенью 2006 года у него сгорел дом, т.е., он лишился жилья, стал по своей личной инициативе жить на базе в п. Октябрьское вместе с Зоркиным;
- Горин ранее работал водителем, но истек срок пользования водительским правами. Он же страдает тяжелой формой алкоголизма. Ли Уол Суни помогает Горину восстановить права и другие документы, и он стал водителем, параллельно с этим его лечат, насколько это возможно от алкоголизма. Он возит товар на грузовом автомобиле, получал деньги;
- у Горина после смерти матери родственников ( с его слов) нет;
- Горин свободно передвигается, как пешком, так и на автомобиле.
- после пожара администрация поселка выделить Горину жилье возможности не имела.

Емлютин Андрей ( свидетель).

- работал на базе в п. Октябрьское, месяц до задержания;
- там же подрабатывает его старший брат Емлютин Михаил;
- из пояснений его матери - Емлютиной Т.П. следует, что старший сын Михаил подрабатывал на базе, младший устроился и ремонтировал там автомобиле. Мог ночевать дома, мог ночевать на базе, как ему хотелось, т.к. он не имел семьи. Перед задержанием приезжал домой привозил три мешка дров топить титан. Семья Ли Уол Суни и Ли Чан Хен постоянно оказывала их семье помощь, так Ли Чан Хен помог оплатить кредит в банке, организовал похороны ее мужу ( отцу братьев Емлютиных), им оказывалась всяческая возможная помощь. Считает, что о рабстве речь быть не может и т.д.

Липкин ( потерпевший).
Лицо, страдающее алкоголизмом. Житель п. Углезаводск, имеет жилье в поселке. Имеет родственников, которые также являются жителями поселка.


Если кратко говорить о том, что говорят работники и жители с. Покрова и п. Углезаводска, работники базы п. Октябрьское в связи с данными обстоятельствами, следует один вывод, что ни какого использования рабского труда не могло быть. Ответ прост: Этим людям предоставлялась работа, жилье, пища, оплата труда, их лечили от алкоголизма, возможно, требовали исполнения определенных норм. Можно сказать, что в их благо боролись с пороками (пьянством, безграмотностью). Все желающие могли покинуть территорию базу в любой момент. База не была ограждена частично, этот факт, устанавливается при беглом осмотре ее территории. База не охранялась. Сторожами были те же лица, которые якобы были в рабстве.

1. Предварительное следствие ссылается на то, что Липкин, Горин, Зоркин работали у Ли Чан Хен на фермерском хозяйстве.

В подтверждение версии, в передаче «Точка отсчета» ( Сахалинское телевидение) за 4 и 5 июля 2007 года ( с повтором) была озвучена информации о возбуждении уголовного дела по факту использования рабского труда и показан видеосюжет, где якобы на фермерском хозяйстве (по месту проживания рабов) ходят коровы, куры и другая живность. Это полный абсурд! Хотите убедиться? Пошлите на так называемое место происшествия сотрудника и попробуйте найти хотя бы одну курицу или корову ( можно увидеть ворон). На территории Базы есть только:
- несколько зданий;
- боксы;
- немного ограждений;
- несколько вагончиков;
- рыболовные сети;
- автомобили работников.
Частный предприниматель Ли Уол Суни и ее супруг Ли Чан Хен никогда не специализировалась на животноводстве по выращивание коров, птиц и т.д.
Как говорилось выше юридически база принадлежит Ли Уол Суни, но нет ни какого фермерского хозяйства и соответствующих этому понятию атрибутов.
Таким образом, органы предварительного следствия сфальсифицировали доказательства, смонтировав видеосюжет, взяв кадры настоящего фермерского хозяйства и показав их жителям области, вместо реальной картины места происшествия.
Очень некорректно выглядел на этом фоне пиар прокурора Долинского района, выступавшего почти неделю по Сахалинскому телевидению с речью о титаническом труде по раскрытию этого преступления.

Вопрос: « Для чего смонтирован сюжет?»
Ответ: « Для создания общественного мнения и кстати в том числе и мнения суда, т.е. подготовки почвы для реального, обвинительного приговора в последующем».

2. Версия следствия построена на том, что Горин, Липкин, Зоркин работали на фермерском хозяйстве и что посредством их труда Ли Чан Хен использовал их труд в целях личного обогащения.
Однако, если нет мифического фермерского хозяйства, а это стало уже очевидно и для Долинской прокуратуры, так чем занимались на базе указанные лица и как использовал рабский труд Ли Чан Хен? Ответа на данный вопрос у предварительного следствия нет. На этот вопрос ответ есть у защиты: «Эти люди жили на этой базе добровольно, а двое из них, потому что жить больше негде.

3. Предварительное следствие утверждает, что Ли Чан Хен изъял у Горина, Зоркина, Липкина документы. Однако:

- обыск по месту жительства Ли Чан Хен не проводился, при неоднократных осмотрах магазина документов указанных лиц не обнаружено. Доказательств того, что Ли Чан Хен отбирал документы нет;
- достоверно установлено, что у Зоркина ни когда и никто не видел ни одного документа, тем более, что на данной базе он проживал еще до приобретения ее женой обвиняемого.
- согласно справки выдано поселковым советом Ли Чан Хен оказал помощь Горину в получении паспорта
4. Ли Чан Хен не имеет никакого юридического отношения к указанной базе. Он не является даже частным предпринимателем.

Как говорилось выше в отношении Ли Чан Хен по ходатайству прокуратуры избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Это ходатайство продолжение череды действий прокуратуры Долинского района направленных на искусственное создание общественного мнения о наличии проблемы не существующего рабства.
Ходатайство следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Ли Чан Хен рассматривалось Долинским судом 2-ое суток. Защита оспаривает решение суда в вышестоящих инстанциях. Однако, хочется отразить позицию прокуратуры.

Материалы представленные следователем Долинской городской прокуратуры состояли из:
- ходатайства следователя;
- постановления суда о проведении обыска в целях обнаружения документов и задержания подозреваемого от 7 августа 2007 года;
- протокола обыска;
- нескольких справок за подписями сотрудников УБОП по Сахалинской области.

Следователь Бодров А. указал, что Ли Чан Хен подозревается в совершении тяжкого преступления, находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, о чем свидетельствует то, что с 04.07.07 года его местонахождение было неизвестно, также он может оказать давление на свидетелей. Также следователь указал, что Ли Чан Хен характеризуется отрицательно.

Следователь утверждал, что Ли скрывался от следствия с 4 июля 2007 года.
Однако уголовное дело в отношении Ли Чан Хен возбуждено 5 июля 2007 года. От чего тогда скрывался Ли 4 июля 2007 года?
В материалах уголовного дела нет уведомления Ли Чан Хен следствием Долинской городской прокуратуры о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело.

В силу ч. 4 ст. 146 УПК РФ, ….. прокурор, получив постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела….. О решение прокурора, следователь, дознаватель в тот же день уведомляет заявителя, а также лицо, в отношении которого, возбуждено уголовное дело.
Таким образом, исходя из нормы указанной статьи следователь Бодров А. получив «добро» на возбуждение уголовного дела в отношении Ли Чан Хен обязан был незамедлительно письменно уведомить последнего о возбуждении в отношении его уголовного дела.
Однако, данных о том, что следователь Бодров А. такое уведомление Ли направил, в материалах отсутствует, по простой причине, так как этого уведомления не было.

В соответствии с ч. 1 ст. 210 УПК РФ, если местонахождение подозреваемого, обвиняемого неизвестно, то следователь поручает его розыск органам дознания, о чем указывает в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносит отдельное постановление.
Следователь Долинской прокуратуры Бодров А. предварительное следствие естественно не приостанавливал, отдельное постановление на розыск подозреваемого Ли Чан Хен не выносил.
Кроме того.
Как установлено в ходе судебного заседания со слов самого следователя и оперативных работников повесток на имя Ли Чан Хен не направлялось, не оставлялось таких повесток и родственникам Ли.
Кстати говоря, у подозреваемого Ли Чан Хен имеется жена. В Углезаводске проживают родственники (сестры). Однако, следователь несмотря на то, что срок следствия составил более месяца, не вызвал и не допросил жену подозреваемого о том, где находится Ли Чан Хен. Не вызвал и его родственников. Никто не приходил домой к подозреваемому.

Вопрос:»Какие доказательства предоставил следователь, что Ли Чан Хен скрывался и его кто-то искал?».
На лицо очевидно следующее:

- Ли Чан Хен не уведомлялся в установленном УПК порядке, что в отношении него возбуждено уголовное дело;
- об этом не уведомлялась его супруга;
- Ли Чан Хен не направлялось ни одной повестки или телеграммы с требованием явиться для дачи показаний;
- следователем не выносилось постановление о розыске обвиняемого в соответствии с требованиями УПК;
-следователем не выносилось отдельное поручение оперативным работникам на проведение розыскных мероприятий;
- Ли Чан Хен имел право находиться где угодно, поскольку не имел статуса подозреваемого, обвиняемого, в отношении него не избиралась мера пресечения, т.е., он ничего не нарушал.


Следователь указал в постановлении, что Ли Чан Хен характеризуется отрицательно, при этом ни одной характеристики в материалах не было.
Защитой представлено большое количество характеризующего материала в отношении как самого Ли Чан Хен, так его семьи.

Так, Ли Чан Хен награжден 7-мью грамотами за активную жизненную позицию, общественную деятельность, материальную помощь различным учреждениям включая:
- за покупку спортинвентаря в школу, ремонт;
- организацию и спонсорскую помощь в проведении мероприятий в поселке;
- материальную помощь поликлинике г. Долинска ( где наверно проходят лечение и сотрудники ГОВД и их семьи);
- за благотворительную помощь обществу слепых;
- за материальную помощь ОГУ» Центр социальной помощи семье и детям»
- за материальную помощь Фельдшерскому акушерскому пункту п.Углезаводска и многое другое ( копии приложены).
Защитой предоставлено письмо жителей п. Углезаводск только с положительными отзывами о Ли Чан Хен и просьбой разобраться в случившемся.
Защитой были подготовлены и направлены обращения в правоохранительные, судебные органы, в том числе губернатору Хорошавину с требованием прекратить уголовное преследование моего подзащитного.

Защита также предоставила в судебное заседание доказательства плохого состояния здоровья Ли Чан Хен, к сожалению эти болезни имеют место быть. Ли Чан Хен несколько раз в год проходит стационарное лечение ( почки, сердце и т.д.) в Сахалинской областной больнице, Долинской ЦРБ, диагностическом центра в г. Южно-Сахалинске.
В ходе судебного заседания неоднократно вызывалась скорая помощь, в каждый приезд фиксировалось большое давление. 12 августа 2007 года, фельдшер скорой помощи осмотрев Ли Чан Хен пояснила в суде, что у него обострение, кризисное состояние.

Защита, указывая на это, не жалуется на суд принявший решение о такой мере пресечения, просто обращает внимание на необоснованную, позицию Долинской прокуратуры скрывающей очевидное.

Казалось бы, что после ареста Ли Чан Хен, давить на последнего уже нет необходимости, но:

После избрания Долинским городским судом данной меры пресечения состояние Ли ухудшилось. В связи с чем 14 августа 2007 года он был осмотрен врачем-терапевтом Лавлинской Т.П.
Врачем выставлен следующий диагноз: Артериальная гипертензия 11. 4 кл.гр. риска ХСН 11. Рекомендовано обследование и лечение в стационарных условиях.
Защитой на имя начальника ГОВД г.Долинска было подано заявление с просьбой конвоировать Ли Чан Хен в ЦРБ Долинского района.
17 августа 2007 года Ли Чан Хен был доставлен в больницу и помещен а стационарное лечение.
Однако, 20 августа 2007 года происходят весьма странные обстоятельства, а именно:
- днем в лечебное учреждение приходит прокурор Долинского района и «беседует» с врачебным персоналом о состоянии здоровья Ли Чан Хен и возможности его выписки;
- вечером 20 августа 2007 года, примерно между 20-21 часами в отделение где находится Ли Чан Хен прибывает начальник ГОВД г. Долинска, одно из первых лиц УФСИН РФ по Сахалинской области. Отдается распоряжение конвою этапировать последнего из больницы в ФГУ ИЗ-65/1 г. Южно-Сахалинска, при этом требует его выписать;
- дежурный врач, который не может идти в рукопашную с сотрудниками милиции выполняет требование;
- вечером этого же дня Ли Чан Хен этапируют в СИЗО. При этом впереди колонну возглавляет один из руководителей УФСИН.

На следующий день после экстремальной «выписки» Ли Чан Хен из больницы мне ( защитнику) пришлось прибыть в ЦРБ Долинского района в целях выяснения произошедшего.
Выяснилось, что исполняющая обязанности главного врача о «вечерней выписке» Ли Чан Хен ничего не знала, как не знали и ее заместители. Разбираться стали на месте. Ответ врачей, в сущности, сходил к следующему:
- дежурный врач не мог противостоять прокурору и начальнику ГОВД и должностному лицу УФСИН;
- Ли Чан Хен не мог в течение 3-х дней поправить свое состояние здоровья, курс лечения не пройден. Выписан Ли под давлением работников ГОВД и Долинской прокуратуры.
После обследования Ли Чан Хен врачем Лавлинской Т.П., выставившей указанный выше диагноз, к ней приходили двое неизвестных и очень недовольных сотрудника, «беседовали» по поводу обследования и диагноза Ли Чан Хен.
О чем это говорит, объяснять не нужно.
По запросу защиты ЦРБ Долинского района выданы справки, согласно которым:
- от 20 августа 2007 года о том, что с 17 августа 2007 г. Ли Чан Хен находится на стационарном лечении МУЗ ЦРБ с соответствующим диагнозом;
- от 22 августа 2007 года Ли Чан Хен выписан из отделения в связи с переводом для дальнейшего лечения и обследования в больнице при ГОВД г. Южно-Сахалинска ( со слов сотрудников ГОВД г. Долинска).
В настоящее время Ли Чан Хен содержится в СИЗО-1 г. Южно-Сахалинска, где нет больницы, а с его диагнозом прохождение лечения может быть только в стационарных условиях.

Однозначно очевидно следующее.

А) Ли Чан Хен 46 лет, ему нет необходимости скрываться, а тяжесть первоначально предъявленного обвинения еще не повод, чтобы заочно решать его судьбу и ЛИШАТЬ его последнего здоровья. По мнению защиты есть полные основания применения к Ли Чан Хен иной меры пресечения не связанной с содержанием под стражей.

Б) Очевидно, что лица ( Зоркин, Горин, Липкин ), люди низкого социального уровня, страдающие алкоголизмом, зависимы от обстоятельств, подвержены влиянию. В связи с этим, какими бы не были их показания (после бесед с оперативными работниками), эти показания необходимо проверять и учитывать все обстоятельства. Затем только давать оценку наличия в действиях лиц находящихся в списке потенциальных подозреваемых и обвиняемых, состава преступления.
Следует отметить, что 3 июля 2007 года их увозят в ГОВД Долинского района и заявления «потерпевших» о мнимом рабстве также датированы этим числом. Странное совпадение.

В) Всем, не заинтересованным лицам понятно, что никакого использования рабского труда со стороны супругов Ли быть не может. Речь идет о человеческом отношении к людям, потерявшим жилье, семью, себя, в конце концов, и оказание им реальной помощи.
Самое страшное для этих людей, с помощью которых должностные лица силовых структур Сахалинской области (в том числе прокуратуры) раздувают несуществующую статистику в том, что когда их наконец-то отпустят, жить им уже будет негде.
Государство в лице прокуратуры и УВД Сахалинской области выписывает этим гражданам путевку быть свободными на помойках. Должностные лица, ради рапортов о раскрытии несуществующего преступления, отобрали у них работу, возможность жить и питаться в нормальных условиях.

Защита уверена, при проведении дополнительных допросов Зоркина, Горина, Липкина, Емлютина иными должностными лицами действительно незаинтересованными в исходе дела, показания этих лиц будут диаметрально противоположенными существующим. При проведении параллельной следствию проверки это будет установлено. Нет сомнений, что показания этих лиц даны под давлением.

С момента возбуждения уголовного дела защита пришла к однозначному выводу о том, что уголовное дело возбуждено по надуманным основаниям, прокуратурой Долинского района, допускались и продолжают допускаться грубейшие нарушения конституционных прав как самого обвиняемого. Так и называемых «потерпевших», « свидетелей» обвинения.
И в один прекрасный день, когда Ли Чан Хен заслуженно заработал и купил новый японский автомобиль, а на Сахалине почти все ездят на японских авто, то к нему на предприятие приехали «друзья» из УБОП и намекнули, что «не хорошо всё себе и себе покупать, надо делиться. Если не будет понимание, то у него возникнут проблемы…». Мой подзащитный отшутился, полагал, что это «чёрный юмор» и как всегда отблагодарил навещающих рыбой и икрой. Но он жестоко ошибся, думая, что эти угрозы были лишь шуткой… И так через несколько дней к нему на предприятие в черных масках нагрянула «группа захвата» из 5 человек без опознавательных знаков, кто перепрыгнули через забор, хотя ворота были открыты. Он растерялся не понимая, кто это, что происходит и поэтому запрыгнул в «Джип» и спасая свою жизнь сумел уехать с территории предприятия. На следующий день узнав, что это были представители УБОП Сахалинской области и не чувствуя за собой преступления и вины, принял решение прийти и сдаться в милицию добровольно. Его тут же арестовали, наложили арест на расчетный счет предприятия, парализовали работу фермерского хозяйства и возбудили уголовное дело по надуманному заявлению от 03 июля 2007 г. зарегистрированное за № 2654 Долинским ГОВД со стороны 2-х его работников Горина Владимира Викторовича и Зорькина Владимира Михайловича. Само заявление было составлено сотрудниками милиции, а работники лишь подписали его, один из них вообще не грамотен и не умеет писать. В заявление говорилось: «Прошу привлечь к уголовной ответственности лицо, которое удерживало меня незаконно на территории фермерского хозяйства в с.Покровка в качества раба, применяя ко мне физическое насилие и угрозы расправы надо мной». Этих двух заявлений было достаточно, чтобы надолго изменить мирный образ жизни большой, дружной корейской российской семьи и привести к закрытию предприятия….
А теперь по порядку: Приехав на фермерское хозяйство и поговорив со всеми, в том числе и с «виновниками, т.е. с «заявителями о преступлении» кто искренно извинялись, что их директора арестовали из-за них, мною было принято решение, что во-первых: составить и направить жалобы Губернатору Сахалинской облати А.В. Хорошавину, УВД и Прокуратуру Сахалинской области, и Долинский городской суд Сахалинской области от адвоката, а затем и от заявителей Горина В.В. и Зоркина В.М. кто продолжал спокойно жить на территории предприятия в отдельном доме. Им не куда было идти, хотя ворота никогда днём не закрывались, так как у них не было паспорта, семьи, жилья. Заявители – «потерпевшие» по версии обвинения заявили, «что заявления они не писали, а их заставили подписать то, что уже было написано милицейскими. Что руководитель всегда к ним хорошо относился. Ни кто не бил, не удерживал. Работают по договору, получая заработную плату, питание, проживание. Еду готовит повар из свежих овощей, фруктов, зелени. В рационе мясо, яйца, хлеб, чай, печенье, масло. Сами охраняют ночью предприятие. Живут и работают без паспорта, так как еще в 90-е годы (1998-1999 г.г.) его забрал майор милиции по имени Александр, участковый милиционер из горотдела УВД г.Южно-Сахалинска, по национальности узбек или таджик, который взяли нас к себе на работу, забрав мой паспорт. Работал на свинарнике и получали 50 руб. в день. Работа была тяжелой, поэтому через 2 недели от него ушли. Боялись идти в милицию жаловаться, так как он был майором милиции и жаловаться себе дороже. В заявлении оговорили Ли Чан Хена из-за боязни за свою жизнь, так как работники прокуратуры г.Долинска следователи Морозов и Бодров словесно угрожали, заставили под
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий